Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘налоги’

В регионах, где «перепроизводство», дефицит этих товаров

Вторник, 23 июня 2015

Нет ни одного принципа в политической экономии, который бы не принял совершенно другого вида, если стать на нашу точку зрения [что производство должно быть ориентировано на общественные нужды, а не извлечение прибыли]. Возьмём хотя бы так называемое «перепроизводство». Вот слово, которым нам уже прожужжали уши!

Есть ли хоть один экономист, хоть один академик или кандидат в таковые, который бы не утверждал, что экономические кризисы происходят от перепроизводства, что в известный момент производится больше ситца, сукна или часов, чем требуется! При этом капиталистов, упорно стремящихся производить свыше возможного потребления, обыкновенно обвиняют в излишней «жадности». Но всё это при ближайшем изучении вопроса оказывается совершенным вздором. Действительно, назовите хоть один товар (из числа общеупотребляемых), который бы производился в количестве, превышающем потребность в нём. Переберите все предметы, вывозимые странами, ведущими большую внешнюю торговлю, — и вы увидите, что почти все эти товары производятся в количествах, не достаточных даже для жителей той самой страны, которая их вывозит.

Тот хлеб, например, который русский крестьянин отсылает в Европу, вовсе не составляет излишка: даже самые лучшие урожаи ржи и пшеницы в Европейской России едва-едва дают столько, сколько нужно для её населения. Вообще, когда крестьянин продаёт свой хлеб, чтобы уплатить налоги и выкупные платежи или аренду на землю, он лишает себя и детей самого необходимого. Точно так же не излишек угля посылает Англия во все страны света, ей остаётся для домашнего потребления всего 47 пудов в год на каждого жителя, и миллионы англичан оказываются зимою лишёнными огня или зажигают огонёк лишь постольку, поскольку это необходимо, чтобы сварить немного овощей. В сущности (если оставить в стороне некоторые предметы роскоши), в Англии — этой стране наибольшего вывоза — существует один только общеупотребляемый товар, производимый в количестве, может быть, превышающем потребности: это — бумажные ткани. Но когда мы вспомним, какие лохмотья носит на себе по крайней мере одна треть населения Соединённого Королевства, то мы склонны думать, что, по всей вероятности, всё количество производимых в Англии бумажных тканей соответствовало бы как раз действительным потребностям населения. Излишек оказался бы самый ничтожный, если бы все стали носить нужное бельё и одежду.
(далее…)

Человек потребляет меньше, чем производит, вынужденно

Вторник, 9 июня 2015

[Буржуазные] экономисты единогласно уверяют нас, что из всех экономических «законов» наиболее твёрдо установленный — это тот, что «человек производит больше, чем потребляет», т. е. что после того, как он потратит на свою жизнь продукты своего труда, у него остаётся ещё некоторый излишек. Одна семья земледельцев, например, производит достаточно, чтобы прокормить несколько семей. Эта часто повторяемая фраза кажется нам тоже лишённой всякого смысла. Если бы она означала, что каждое поколение оставляет что-нибудь последующим поколениям, то она была бы справедлива. В самом деле, крестьянин сажает дерево, которое проживёт тридцать, сорок или сто лет и с которого его внуки всё ещё будут рвать плоды. Если он расчистил клочок нови, он увеличил этим наследство грядущих поколений. Дорога, мост, канал, дом и находящаяся в нём мебель — всё это богатства, завещанные следующим поколениям.

Но речь идёт не об этом. Нам говорят, что крестьянин производит больше хлеба, чем потребляет. Вернее было бы сказать, что так как государство всегда брало с него значительную долю его жатвы в виде налогов, духовенство — в виде десятины, а барин — в виде оброка или арендной платы, то создался целый класс людей, которые в былые времена потребляли то, что производили (за исключением того, что оставлялось ими в запас, или того, что они делали впрок, для своих же детей и внуков), но которые теперь принуждены кормиться с грехом пополам и недоедать, потому что львиную долю того, что они выращивают, берут у них государство, землевладелец, священник и ростовщик.

Мы предпочитаем поэтому сказать, что крестьянин потребляет меньше, чем производит, потому что его заставляют продавать всё, что у него есть лучшего, а себе оставлять ровно столько, сколько крайне необходимо на скудное пропитание. И всякий поймёт, что так сказать несравненно вернее, а вместе с тем и полезнее, потому что заставляет задуматься над причиною крестьянской нищеты.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Метают Молотовых при прорыве к парламенту в Афинах

Пятница, 9 ноября 2012

Греющие душу всякого анархиста новости и видео массовых столкновений со свиньями, которыми традиционно закончилась всеобщая забастовка 6-7 ноября 2012 и 100-тысячная демонстрация, приходят из Греции. Общественный транспорт остановился, школы, банки и госучреждения закрыты, мусор лежал на улицах второй день всеобщей 2-дневной забастовки. До 100 тыс человек с транспарантами «Пришёл наш час!» и «Прекратите эту катастрофу!» в Афинах на площади Синтагма перед парламентом, где в те дни принимался мошеннический бюджет, собрались ещё в первый день. Весь центр Афин перекрыт: станции метро закрыты, DELTA и др. полицейский спецназ на улицах Бубулинас, Стурнари, Солому, Колети, Клейсовис, около площади Каниггос. На всех станциях метро свиньи в штатском проводят превентивные задержания «неблагонадёжных», в месте сбора в Перистери беспричинно напал спецназ, сотни задержанных при попытке прорваться к Синтагме, но народ продолжает стекаться, на площади во второй день с утра десятки тысяч. К вечеру возможно до 200 тыс, все улицы заполнены. Проливной дождь. Народ, повалив металлические заграждения, с криками «Бей их! Они пьют нашу кровь!» попытался прорваться к парламенту через полицейские кордоны. Свиньи начали избивать людей, стрелять оглушающими гранатами и со слезоточивым газом, применили водомёты. Анархисты ответили шквалом камней, взрывпакетов и коктейлей Молотова, однако перед морем слезоточивого газа около 19:00 народ вынужден оставить площадь и отступить на Филеллион. Но спустя час площадь удаётся захватить снова. Столкновения и слезоточивый газ также на Эрму, Сигроу-Авеню и Плака, около 150 анархистов под натиском полицейского спецназа вынуждены отступить к Метахургеё, но не сдаются. В гостинице Амалия волонтёры создали медицинский центр, где оказывают первую помощь, есть сведения о по меньшей мере 40 раненых демонстрантах. Синтагма и прилегающие улицы охвачены сражением, дымом и многочисленными пожарами. Спустя 2 часа полиции удаётся вернуть контроль над площадью и оттеснить народ на Панепистимиу и др. улицы, но стычки ещё долго продолжались по всему центру города.
(далее…)

Первая задача — не допустить перебоев в снабжении

Суббота, 27 октября 2012

Анархисты. Фото из Греции

Что мы «утописты» — это всем известно. Мы действительно настолько утописты, что решаемся утверждать, что [будущая] революция должна и может обеспечить каждому помещение, одежду и хлеб, — и это, конечно, очень не нравится всем — красным и синим — буржуа, которые отлично знают, что если народ будет сыт, то справиться с ним будет очень трудно.

Да, мы упорно настаиваем на этом: восставшему народу нужно обеспечить хлеб, и вопрос о хлебе должен быть поставлен прежде всего. Если он разрешится в интересах народа, революция окажется на верном пути, потому что для решения вопроса о пропитании необходимо будет признать принцип равенства, помимо которого никакого решения быть не может.

Нет сомнения, что будущая революция разразится — как было с революцией 1848 года — во время какого-нибудь крупного промышленного кризиса. За последние тридцать лет промышленность всё время перебивается кое-как между тучных и голодных лет, и это положение может только ухудшиться; всё способствует этому: конкуренция молодых стран, выступающих на сцену в борьбе за старые рынки, войны, всё растущие налоги и государственные долги, неуверенность в будущем, крупные предприятия в отдалённых странах.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Новое выступление оставшихся на свободе Pussy Riot

Среда, 4 июля 2012

Не правы те анархисты, которые считают что анархо-феминизм и борьба за равноправие женщин маловажная, или даже ненужная, часть общей анархической борьбы и после победы анархии проблема решится сама. Видимо, феминизм должен быть передовой частью борьбы и с этого и надо начинать! Задумайтесь, почему яркие повстанческие акции анархистов и призывы освободиться от государства-паразита находят такой слабый отклик среди угнетённого пролетариата? — Потому, скажете, что у большинства синдром раба (особенно в России, где рабство было отменено всего 150 лет назад). А откуда он взялся: почему большинство людей не признаёт за гопниками в подворотне права отбирать деньги, но признаёт это право за государством? Почему люди готовы не особо сопротивляясь идти в армейское рабство, выполнять «законные требования сотрудника полиции», лебезить пред начальником на работе? — Потому, что люди признают иерархии. «Навыкам» как взаимодействовать с системой иерархий обучают начиная со средней школы, а завершают этот процесс по превращению свободного человека в послушного раба институт, армия. Но начинается приучение человека к тому, что иерархии это естественное положение вещей, в семье. С детства ребёнок видит неравноправие в семье: жена низведена до положения кухарки, посудомойки и пастельной принадлежности, а все важные решения принимает муж. И самое страшное: жена довольна этим положением и даже умеет извлекать из него определённую выгоду, а если ей удаётся стать психологически доминирующей в семье (что сегодня нередко), то её требования ограничиваются лучшей «женской долей». Ребёнок, для которого семья это весь мир, начинает считать, что иерархии это естественно, видит, что занимающий низшее положение тоже имеет с этого определённые бонусы, и принимает иерархии. И потом, сколько ни агитируй его за анархию, сколько ни показывай своим примером борьбу за свободу, всё уйдёт как вода в песок — он уже раб.


(далее…)

Создавать коммуны не дожидаясь мировой революции

Суббота, 30 июня 2012

Панк

Что Германия пойдёт в будущей революции дальше, чем пошла Франция в 1848 году, это тоже очень вероятно. Когда в восемнадцатом веке Франция сделала свою буржуазную революцию, она пошла дальше, чем Англия в семнадцатом веке, потому что вместе с королевской властью она уничтожила и власть поземельной аристократии, которая в Англии и теперь ещё пользуется громаднейшею силою. Но если даже Германия пойдёт несколько дальше, чем пошла Франция в 1848 году, и осуществит больше, чем тогда удалось осуществить во Франции, то в начале революции руководящие идеи всё-таки будут идеями 1848 года, точно так же как идеи, которые будут руководить русской революцией, будут идеями 1789-го года, видоизменёнными до известной степени умственными течениями нашего века.

Не приписывая, впрочем, этим догадкам большего значения, чем они заслуживают, мы можем тем не менее сделать из них следующий вывод: революция примет в различных европейских странах различный характер, и уровень, которого она достигнет по отношению к социализации продуктов, не будет везде одинаковым. Следует ли из этого, что страны более передовые должны приспособляться в своём движении к странам более отсталым, как думают некоторые? Нужно ли ждать, пока идея коммунистической революции созреет у всех народов? — Конечно, нет! Если бы мы даже этого хотели, это было бы невозможно: история не ждёт запоздавших.

С другой стороны, мы не думаем, чтобы даже в одной и той же стране революция произошла с такой стройностью, о какой мечтают некоторые немецкие и русские социалисты. Очень вероятно, что если один или два из больших городов Франции — Париж, Лион, Марсель, Лиль, Сент-Этьен или Бордо — провозгласят коммуну, то другие тотчас же последуют их примеру, и то же самое произойдёт ещё в нескольких менее крупных городах. Некоторые каменноугольные и промышленные центры точно так же, вероятно, не замедлят отпустить своих хозяев и организоваться в свободные группы.
(далее…)

После революции провинция не будет кормить мегаполисы

Суббота, 26 мая 2012
Худ. Андрей Ермоленко

Худ. Андрей Ермоленко

Мы уже видели, что все большие города получают хлеб, муку, мясо не только из провинции, но и из-за границы. В Париж из-за границы присылаются бакалейные товары, пряности, рыба, различные продукты, составляющие предмет роскоши, и значительное количество хлеба и мяса.

Но во время революции на заграничный ввоз нельзя будет рассчитывать или, по крайней мере, придётся полагаться как можно меньше. Если теперь русский хлеб, итальянский или индийский рис, а также испанские и венгерские вина наполняют западноевропейские рынки, то это происходит не оттого, что в странах, вывозящих их, этих продуктов слишком много или что они растут там сами без труда, как сорная трава в поле. В России, например, крестьянин работает по шестнадцати часов в сутки и голодает от трёх до шести месяцев в году, чтобы продать свой хлеб на вывоз и заплатить подати помещику и государству. Как только хлеб собран, полиция уже является в русские села и продаёт у крестьянина последнюю корову, последнюю лошадь в уплату недоимок и выкупных платежей — если только крестьянин сам уже не продал своего урожая скупщику на вывоз за границу.

Таким образом крестьянин оставляет себе хлеба на девять, на шесть месяцев, а остальное продаёт, чтобы его корову не продали чиновники за три рубля. А затем, чтобы прожить до нового урожая — в течение трёх месяцев в хороший год и полгода в плохой год, — он примешивает лебеду в свой хлеб, в то время как в Лондоне лакомятся бисквитами из его муки. Теперь хорошо известно из самих казённых статистик, что если бы из Европейской России не вывозили ни одного пуда ржи и пшеницы, то их было бы ровно столько, сколько нужно на прокормление населения.
(далее…)

ВИТА