Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘социалисты’

Жизнь после Путина. Не допустить либерального реванша.

Воскресенье, 24 мая 2015

Навальный это Ельцин

Сегодня, когда со всё большей очевидностью становится ясно, что путинский режим исторически обречён, архиважно помнить, что наш стратегический противник именно либералы, а не болезные путинские фанатики. Путинский режим нелеп и нежизнеспособен. Путинская неофеодальная экономика убыточна. Образования, науки, промышленности нет. Первоначально убытки покрывались за счёт западных инвестиций в почти свободную от налогов нефтяную отрасль. Сейчас — за счёт накопленных в то время фондов. Фонды не бесконечны, и крах неизбежен. Путинский режим и политически убыточен. Пропаганде приходится с каждым разом врать всё больше, чтобы скрыть предыдущее враньё. Так вечно продолжаться не может. Рано или поздно это дойдёт даже до массового телезрителя. Чтобы удержать уровень поддержки пропаганда играла на постоянном повышении градуса патриотической истерии и антизападной паранойи, но градус повышать больше некуда. Выпуски теленовостей и так больше походят на репортаж из психбольницы, где едва ли не захлёбывающийся в собственных слюнях ведущий несёт какой-то бред про мировой заговор бандеровцев и жидорептилоидов с Нибиру. Путинский режим политический труп. Зомби, накачанный нефтью и нанюхавшийся газа! Путин стар. Режим, заставивший стрелять Петрова в Петренко, Иванова в Иванченко, будет проклят навеки, и во всём окажется виноват лично Путин. Следующая власть, которой достанется опустошённая страна, будет всё валить на Путина. Он и только он один окажется виноват во всех бедах. Он лично пытал всех задержанных в полицейских застенках. Он лично разжигал ненависть к украинцам и врал с телеэкранов. А что народ бедствует, так это не потому что ему на шею посадили буржуев-паразитов, а потому что он всё украл и спрятал.

Настоящую же опасность представляют либералы, вроде Навального и Ко. Они не замараны кровью, пока. Их пропаганда основывается на хорошо продуманной капиталистической теории, ошибочность которой не так очевидна массам, как конспирологические бредни путинского агитпропа. Они молоды и активны. Настроены на сотрудничество с западной буржуазией, которая с радостью подсобит им инвестициями и подыграет пропаганде «общечеловеческих» буржуазных ценностей. Они единственный шанс сохранения буржуазного строя в России. Для нас лучше, если после Путина придёт какой-нибудь неадекват из путинских соколов, который будет не смотря ни на что пытаться продолжать самоубийственный курс и вызовет социальный взрыв, чем Навальный и Ко. Основная идея буржуазного либерализма это обогащение индивида за счёт общества. А основная идея всех социалистических учений — от марксизма до анархизма — построение общества всеобщего изобилия. У анархистов с ними диаметрально противоположные цели и нет точек соприкосновения. Это абсолютное зло. И если марксисты всех мастей могут стать нам стратегическими союзниками, и над этим союзом надо работать, то с либералами невозможен даже тактический союз.

Национализация женщин. Ошибки, уроки, выводы.

Понедельник, 18 мая 2015

Национализация женщин в СССР

По всей видимости шанс построения подлинно социалистического общества, который действительно дала Великая Октябрьская социалистическая революция, был упущен почти сразу, в начале 1920-х. Помимо поэтапного преобразования поначалу добровольной рабоче-крестьянской милиции в фактически государственную полицию и разгона самих «Советов рабочих и солдатских депутатов» в 1924 году, после чего власть собственно уже и перестала быть советской, основной причиной видится провал кампании «национализации женщин», которая столкнулась с подлым саботажем со стороны религиозной прослойки. Последовавшее за этим постепенное обуржуазивание бюрократии, а через 70 лет и вовсе отход от декларативных принципов общественной собственности на средства производства, связаны с тем, что как раз семья является потребителем частной собственности. «Мой муж, мои дети, мой дом, мой бизнес» — вот логика женщины, у которой отсутствует пролетарское классовое сознание! И поскольку после социалистической революции нам предстоит повторить эту попытку и в этот раз довести её до конца, разберём четыре причины обобществления женщин.

Во-первых. Ребёнок нуждается в сложной организации здорового детского питания, наличии просторной детской комнаты, где он мог бы достаточно двигаться и всё ломать, присмотре опытного педагога, который знает как правильно работать с детьми, и общении со сверстниками. В семье это практически нереально, поэтому дети должны расти в специально оборудованных социальных центрах, но без изоляции от родителей и ненужного армейского режима, какой в нынешних детских домах. А значит отпадёт и необходимость в отце, как кормильце семьи. Собственно от женщины требуется только родить, остальное общество возьмёт на себя и сделает это лучшим образом.

Во-вторых. Ребёнок не должен расти в обстановке необходимости подчинения прихотям родителей и не может быть произвольно наказан потому что «не слушается маму». Для свободного социалистического общества всеобщего благополучия нам нужны смелые и свободно мыслящие люди, не привыкшие подчиняться чужой воле, привыкшие сами отвечать за свои поступки, а не безвольные рабы, которых выращивают в семьях для нужд государства и капитала. А семья стало быть не нужна и обречена в счастливом обществе стать рудиментом.
(далее…)

Буржуазный характер представительной демократии

Четверг, 30 апреля 2015
Пётр Кропоткин (1842–1921 гг.)

Пётр Кропоткин (1842–1921 гг.)

В своих планах перестройки общества коллективисты [сторонники государственного социализма] впадают, по нашему мнению, в двоякую ошибку: они хотят уничтожения капиталистического строя и вместе с тем стремятся сохранить те два учреждения, которые составляют самую его подкладку: представительное правление и наёмный труд. Что касается так называемого представительного правления, то нам часто приходилось уже говорить о нём. Для нас остаётся совершенно непонятным, как могут умные люди — а в таковых нет недостатка в коллективистской партии — оставаться сторонниками национальных и городских парламентов после всех тех уроков, которые нам дала в этом отношении история — и во Франции, и в Англии, и в Германии, и в Швейцарии, и в Соединённых Штатах. Мы видим, что повсюду парламентаризм приходит в упадок и что повсюду поднимается критика — не только применений этой системы, но и самых основных её положений; каким же образом могут социалисты-революционеры защищать этот осуждённый на смерть образ правления?

Выработанное буржуазией, с одной стороны, для противодействия королевской власти, а с другой, с целью расширения и упрочнения своего господства над рабочими, представительное правление является в истории политическою формою по преимуществу буржуазного строя. Защитники этой системы никогда и не утверждали серьёзно, чтобы парламент или городской совет действительно представлял собою нацию или город: наиболее умные из них знают, что это — невозможно.

Представительное правление просто послужило буржуазии для того, чтобы воздвигнуть плотину против захватов королевской власти — не давая вместе с тем свободы народу. Но по мере того как народ всё лучше сознаёт свои интересы, а вместе с тем растёт и разнообразие самих интересов, эта система оказывается негодной. Потому-то демократы всех стран и занимаются теперь тщетными поисками за различными поправками: пробуют в Швейцарии всенародное голосование законов (referendum) и находят, что оно тоже никуда не годится; говорят в Бельгии о пропорциональном представительстве или о представительстве меньшинства, т. е. опять-таки о разных парламентских утопиях, — одним словом, ищут того, чего найти нельзя. В конце концов им приходится всё-таки признаться, что они пошли по ложному пути, и вера в представительное правление всё более и более подрывается в народе.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Наёмный труд в любом виде противоречит идеям социализма

Четверг, 16 апреля 2015

То же самое происходит и с наёмным трудом. Можно ли, в самом деле, после того, как мы провозгласили [бы после социалистической революции] необходимость уничтожения частной собственности и коллективное владение орудиями труда, требовать, в той или иной форме, сохранения системы наёмного труда? А между тем, проповедуя рабочие чеки, коллективисты поступают именно так. Что эту систему предлагали английские социалисты в начале века (Роберт Оуэн) — вполне понятно: они в то время хотели примирить труд с капиталом и отказывались от всякой мысли нарушить насильственным путём собственность капиталистов. Понятно и то, что эту мысль принял впоследствии Прудон: в своей системе взаимного кредита он стремился сделать капитал менее вредным при сохранении частной собственности, которую он ненавидел в душе, но считал необходимой гарантией для личности против государства.

Что рабочие чеки признают и более или менее буржуазные экономисты — это также не удивительно. Для них безразлично, будет ли получать рабочий свою плату в этой форме или в форме денег с изображением республики или империи. Им нужно спасти от грозящего им погрома частную собственность на жилые дома, на землю, на фабрики, во всяком случае — собственность на жилые дома и на капитал, нужный для фабричного производства. А для этой цели введение рабочих чеков оказалось бы как нельзя более подходящим. Лишь бы только такой чек можно было обменять на всякие драгоценности, — и всякий хозяин дома охотно примет его в уплату за квартиру. А до тех пор, пока жилые дома, земля и заводы будут принадлежать отдельным собственникам, рабочему поневоле придётся так или иначе платить им, чтобы иметь возможность работать в их полях или на их заводах и жить в их домах.

Но как можно защищать рабочие чеки — эту новую форму наёмного труда, — раз мы установили, что дома, поля и заводы не составляют больше частной собственности, а принадлежат общине или всей нации? Этого мы не понимаем.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Отмена частной собственности несовместима с наёмным трудом

Воскресенье, 15 марта 2015

Советский пин-ап

Коллективисты начинают с признания революционного принципа — уничтожения частной собственности, а затем сейчас же отрицают его, оставляя без изменения такой способ организации производства и потребления, который сложился именно вследствие существования частной собственности на орудия производства. Они провозглашают революционный принцип — и вместе с тем не замечают последствий, к которым он неизбежно должен привести. Они забывают, что уже самый факт уничтожения частной собственности на орудия труда (землю, фабрики, пути сообщения, капиталы и проч.) должен заставить общество вступить на совершенно новый путь; что он должен вызвать полный переворот во всём производстве — как в его целях, так и в его средствах; что как только земля, машины и всё остальное станет считаться общей собственностью, все ежедневные отношения между людьми должны будут подвергнуться глубокому, существенному изменению.

«Пусть не будет частной собственности, — говорят они и тотчас же стараются удержать частную собственность в её ежедневных проявлениях. — В отношении производства вы будете составлять коммунистическую общину; поля, орудия, машины, всё, что произведено было до сих пор: фабрики, железные дороги, гавани, копи и т. д., — всё это будет ваше общее. Относительно доли участия каждого в этой общей собственности не будет подниматься никакого вопроса. Но лишь только дело дойдёт до вознаграждения за труд, вы на другой же день начнёте оспаривать друг у друга долю участия каждого из вас в производстве новых машин, в разработке новых копей.

Старайтесь в точности взвесить часть, приходящуюся на долю каждого. Считайте минуты и ревниво следите за тем, чтобы минута труда вашего соседа не могла купить большее количество продуктов, чем ваша минута. А так как часами ничего измерить нельзя, потому что на одной фабрике рабочий может смотреть одновременно за шестью ткацкими станками, тогда как на другой он может смотреть только за двумя, то вы начните взвешивать также потраченную каждым из вас мышечную силу и умственную и нервную энергию. В точности высчитайте годы, употреблённые на обучение каждого работника, чтобы определить долю каждого в будущем производстве, и всё это — после того, как вы сами же заявите, что в производстве прежних лет вы совершенно не намерены принимать во внимание, каково было участие того или другого из вас!»
(далее…)

Сохранение различия в оплате труда измена революции

Среда, 4 февраля 2015

Нам заметят [сторонники государственного социализма], вероятно, что коллективистская лестница в заработной плате будет, как бы то ни было, некоторым шагом вперёд. «Пусть лучше некоторые разряды рабочих, — скажут нам, — получают плату вдвое или втрое больше других разрядов, чем чтобы министры получали в один день столько, сколько рабочий не заработает и в год. Это, во всяком случае, шаг вперёд в смысле равенства».

Мы думаем, что это будет, наоборот, шаг назад. Ввести в новое общество различие между трудом простым и трудом профессиональным значило бы, как мы уже говорили, узаконить революцию и возвести в основное начало тот грубый факт, которому мы подчиняемся теперь, но который мы тем не менее находим несправедливым. Это значило бы поступить подобно тем, которые 4-го августа 1789 года провозгласили с громкими фразами отмену феодальных прав, а 8-го августа узаконили эти самые права, заставив крестьян выкупать их у помещиков и поставив последних под охрану Революции. Это значило бы поступить так, как поступило русское правительство, которое в день освобождения крестьян объявило, что земля принадлежит помещикам, тогда как раньше считалось злоупотреблением распоряжаться наделами крепостных крестьян.

Или же возьмём другой известный пример. Когда в 1871 году Парижская Коммуна решила платить членам своего Совета по пятнадцати франков (около пяти рублей) в день, тогда как рабочие, дравшиеся на укреплениях, получали всего тридцать су (около пятидесяти копеек), это решение приветствовали как высшее проявление демократического равенства. В действительности же Коммуна только подтвердила старое неравенство между чиновником и солдатом, между управляющим и управляемым. Со стороны какого-нибудь парламента такая мера могла бы показаться очень прекрасною, но для Коммуны это было изменой своему революционному принципу, а следовательно, осуждением его. Не наёмную плату, на которую, между прочим, и прожить было невозможно даже рабочей семье, должна была платить Коммуна тем рабочим, которые сражались за неё. Она должна была счесть своим первым, святым долгом обеспечить существование своих борцов и их семей.
(далее…)

Принцип «каждому по труду» пережиток капитализма

Суббота, 24 января 2015

«Каждому — сообразно его труду», — говорят коллективисты [сторонники государственного социализма], т. е., другими словами, — сообразно его доле в услугах, оказываемых обществу. И этот принцип нам предлагают приложить на практике, после того как революция обратит в общую собственность орудия труда и всё необходимое для производства! Если бы социальная революция действительно провозгласила это начало, она этим самым поставила бы преграду дальнейшему развитию человечества и оставила бы нерешённой ту громаднейшую общественную задачу, которую мы получили в наследство от прежних веков.

В самом деле, в таком обществе, как наше, где мы видим, что чем больше человек работает, тем меньше он получает, — такое начало может казаться, с первого взгляда, выражением справедливости. В действительности же оно только освящает всю несправедливость прошлых времён. Наёмный труд начал своё существование именно с этого принципа — «каждому по его трудам» — и привёл он нас понемногу к самому явному неравенству и ко всем возмутительным явлениям современного общества. С того дня, когда люди начали мерить услуги, оказываемые обществу, платя за них деньгами или какой бы то ни было другой формой заработной платы, — с того дня, когда было заявлено, что каждый будет получать столько, сколько он сможет заставить себя платить за свои услуги, — с этого дня вся история капиталистического общества была (при содействии государства) написана заранее. Она вся целиком находилась в зародыше в этом основном начале.

Неужели же мы должны теперь опять вернуться к этому исходному пункту и вновь пройти через то же развитие? Наши теоретики стремятся к этому, но, к счастью, это невозможно. Как мы уже видели, революция должна будет обратиться к коммунизму; иначе она будет потоплена в крови и её придётся начинать сызнова.

Услуги, оказываемые обществу — будь то работа на фабрике или в поле или услуги нравственного характера, — не могут быть оценены в монетных единицах. Беря мануфактурное производство, точной меры ценности — ни того, что неправильно называют меновою ценностью, ни ценности, рассматриваемой с точки зрения полезности, — нет возможности установить. Если мы видим двух человек, которые в течение целого ряда лет работают по пяти часов в день на общую пользу в различных, одинаково им нравящихся областях, то мы можем сказать, что их труд приблизительно равноценен; но дробить этого труда нельзя; нельзя сказать, что продукт каждого дня, каждого часа, каждой минуты труда одного из них равноценен продукту минуты, часа или дня другого.
(далее…)

ВсеХвосты.Ру