Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘зарплата’

Тёплый ламповый СССР: империя зла или потерянный рай

Вторник, 14 июня 2016

Советский пин-ап

В союзе, тогда СССР называли «союз», квартплата была символическая, даже на закате союза в 1980-х за 2-комнатную квартиру платили 8 руб, при средней зарплате 200 руб. Между элитой и простым народом не было такого неравенства, зарплата министра 600 руб, правда, у него была возможность получать лучшие путёвки в санатории, заказы с дефицитными товарами, лечиться в ведомственной поликлинике и украсть стройматериал для дачи. Преступности не было, велосипед стоял на лестнице, ключи от квартиры оставляли под ковриком, а старики дверь привыкли запирать только на ночь. Менты ходили без оружия. С начальником цеха ругался, что мешает мне чуть подремать на работе, и уволить почти невозможно. Вообще в союзе напрягаться на работе было не принято. Не нужно было бороться за трудовые права, возмущались лишь привилегиями чиновников: не по-товарищески это! Выбиться на руководящие должности в партийных организациях простому человеку вполне реально, секретари горкомов, райкомов бывшие рабочие. Проезд на метро 5 коп, на наземном транспорте 4 коп, 1 кг картошки 10 коп, самые дорогие сигареты «Космос» 70 коп, но большинство курили «Яву» за 30 коп. Бутылочное пиво дороже, поэтому предпочитали в розлив по 20 коп за поллитра, пиво действительно на основе брожения солода, гораздо лучше теперешней химии.

Сталинский союз и брежневский разные вещи, брежневский не был деспотичным. Да, если собрать группу и вести агитацию, то можно угодить в психушку, а никакой свободы слова на телевидении в помине не было. Но вольнодумные Гребенщиков, Цой, Шевчук, «Крематорий» и даже антисоветский «Хуй забей» полуподпольно выступали, никого не сажали, максимум могли из партии исключить за посещение. Такой агрессивной пропаганды не было, советская пропаганда несла позитив, говорили про мир, дружбу народов, сколько заготовлено угля, зерна, НАТО изображали мелким пакостником, а не огромным монстром, который всех убьёт. Суды судили, да, члена ЦК партии не наравне с простыми, но секретаря райкома судили наравне со слесарем. Националистические взгляды в приличном обществе были совершенной дикостью, на вас посмотрели бы как на людоеда из джунглей.
(далее…)

Анастасия Джексон и «30 человек в берцах». Блокбастер.

Четверг, 24 сентября 2015

У нас здесь очередное пособие на тему «как не следует вести себя в случае визита активистов». Не совсем адекватный работодатель-обманщик вместо адекватного разговора пытается вести себя агрессивно и запереть обманутых работников и активистов, вызывает два наряда полиции ложным сообщением о драке (полиции, которая в итоге этим же работодателем и заинтересовалась), пытается взаимодействовать с тележурналистами, которые в итоге тоже заинтересовались этим же работодателем, да ещё и портит отношения с арендодателем, который теперь грозится его выгнать из офиса. А могли бы просто поговорить. Помните, главное — спокойствие и адекватность.
(далее…)

Анархистский саппорт бастующих рабочих Главмосстроя

Вторник, 8 сентября 2015

АД-СР

7 сентября московские анархисты посетили забастовку работников Главмосстроя. Напомним, рабочие бастуют поскольку им не выплачивают заработную плату за несколько месяцев. Учитывая, что Главмосстрой принадлежит компании, которой владеет Олег Дерипаска, один из богатейших людей России, имеющий собственности в Европе на сотни миллионов евро, ситуация становится ещё более возмутительной. Получается, что буржуи просто не хотят платить деньги, которые у них есть, рабочим, которые уже выполнили свою работу. Естественно, рабочие от такого поворота дел несколько возмутились и начали бастовать.

Всю неделю депутаты от КПРФ, оседлавшие забастовку, обещали, что в понедельник поведут рабочих на «решительные действия». В частности обещалось перекрытие Рязанского проспекта (что вызвало дополнительные силы полиции на место проведения забастовки). Среди рабочих, видимо, такие обещания встретили известную симпатию — сегодня на сход пришло в два-три раза больше рабочих, чем неделю назад, и настроены они были весьма зло и решительно. У микрофона же начался форменный цирк. Депутаты от КПРФ по-прежнему обещали, что «решительные действия» начнутся ещё через неделю. Видимо, подобные обещания будут повторяться каждую неделю. Надеемся, терпения рабочих надолго не хватит, и подобное балабольство поспособствует скорейшему взятию инициативы бастующими рабочими в свои руки. Стоит отметить недовольные, хотя и робкие, выкрики рабочих, обращённые к депутатам: «Почему не начать “решительные действия” уже сейчас?» К сожалению, даже на бунт сегодня люди готовы идти только под предводительством власть имущих. Но, можно надеяться, вскоре ситуация изменится.

В целом же, депутаты всё также продолжали рассказывать о том, какие жалобы в какие гос. инстанции они послали. Будто бы государство и олигархи не являются единым целым, и гос. инстанции попрут против крупного капитала! Помимо депутатов выступали представители администрации Москвы, компании УЖС-1 (дочернее предприятие Главмосстроя) и заказчики от администрации. Все они, как один, убеждали людей перетерпеть, пытались шантажировать их, угрожая, что заказчики просто отнимут стройки у Главмосстроя, и призывая рабочих вернуться к работе. Все эти угрозы встретили только праведный гнев со стороны рабочих и резонный ответ, что работу они выполнили, а деньги не получили. На голодный желудок много не наработаешься, а бесплатно пускай работают дураки. В результате, было решено собраться через неделю, 14 сентября, в 8 утра, у офиса Главмосстроя, по адресу Тверская улица, дом 6, строение 2.
(далее…)

Буржуазный характер системы «рабочих чеков»

Четверг, 9 апреля 2015

Советский пин-ап

Присмотримся ближе к этому способу вознаграждения труда, проповедуемому французскими, немецкими, английскими и итальянскими коллективистами [приверженцами государственного социализма]. Он сводится приблизительно к следующему: «все работают — в полях, на заводах, в школах, в больницах и т. д. Продолжительность рабочего дня устанавливается государством, которому принадлежат земля, заводы, пути сообщения и проч. Каждый рабочий день вознаграждается рабочим чеком, на котором значится, скажем, — «восемь часов труда». За этот чек рабочий может приобрести в магазинах, принадлежащих государству или различным корпорациям, всевозможные товары. Этот чек может также дробиться, как деньги, так что, например, можно купить на рабочий час мяса, на десять минут спичек или на полчаса табаку. Вместо того, чтобы говорить: «Дайте мне на пять копеек мыла», — после коллективистской революции станут говорить: «Дайте мне на пять минут мыла».

Большинство коллективистов, кроме того, остаются верными разделению, установленному буржуазными экономистами (и Марксом), между трудом сложным, требующим предварительного обучения, и трудом простым; они говорят, что труд сложный, т. е. профессиональный, должен оплачиваться в несколько раз больше, чем труд простой. Так, например, один час труда врача будет считаться соответствующим двум или трём часам труда больничной сиделки или трём часам труда землекопа. «Профессиональный, или квалифицированный труд будет иметь ценность в несколько раз большую, чем труд простой», — говорит коллективист Гренлунд, потому что этот род труда требует более или менее долгого обучения.
(далее…)

Отмена частной собственности несовместима с наёмным трудом

Воскресенье, 15 марта 2015

Советский пин-ап

Коллективисты начинают с признания революционного принципа — уничтожения частной собственности, а затем сейчас же отрицают его, оставляя без изменения такой способ организации производства и потребления, который сложился именно вследствие существования частной собственности на орудия производства. Они провозглашают революционный принцип — и вместе с тем не замечают последствий, к которым он неизбежно должен привести. Они забывают, что уже самый факт уничтожения частной собственности на орудия труда (землю, фабрики, пути сообщения, капиталы и проч.) должен заставить общество вступить на совершенно новый путь; что он должен вызвать полный переворот во всём производстве — как в его целях, так и в его средствах; что как только земля, машины и всё остальное станет считаться общей собственностью, все ежедневные отношения между людьми должны будут подвергнуться глубокому, существенному изменению.

«Пусть не будет частной собственности, — говорят они и тотчас же стараются удержать частную собственность в её ежедневных проявлениях. — В отношении производства вы будете составлять коммунистическую общину; поля, орудия, машины, всё, что произведено было до сих пор: фабрики, железные дороги, гавани, копи и т. д., — всё это будет ваше общее. Относительно доли участия каждого в этой общей собственности не будет подниматься никакого вопроса. Но лишь только дело дойдёт до вознаграждения за труд, вы на другой же день начнёте оспаривать друг у друга долю участия каждого из вас в производстве новых машин, в разработке новых копей.

Старайтесь в точности взвесить часть, приходящуюся на долю каждого. Считайте минуты и ревниво следите за тем, чтобы минута труда вашего соседа не могла купить большее количество продуктов, чем ваша минута. А так как часами ничего измерить нельзя, потому что на одной фабрике рабочий может смотреть одновременно за шестью ткацкими станками, тогда как на другой он может смотреть только за двумя, то вы начните взвешивать также потраченную каждым из вас мышечную силу и умственную и нервную энергию. В точности высчитайте годы, употреблённые на обучение каждого работника, чтобы определить долю каждого в будущем производстве, и всё это — после того, как вы сами же заявите, что в производстве прежних лет вы совершенно не намерены принимать во внимание, каково было участие того или другого из вас!»
(далее…)

Различие в оплате труда сохранит неравенство

Воскресенье, 8 марта 2015

Мы уже видели, что некоторые коллективисты [сторонники государственного социализма] требуют установления различия между трудом сложным и трудом простым. Они считают, что час труда инженера, архитектора или врача должен считаться за два часа труда кузнеца, каменщика или больничной сиделки и что то же различие должно быть установлено, с одной стороны — между всеми ремёслами, требующими более или менее долгого обучения, а с другой — трудом простых подёнщиков.

Но установить такое различие значит сохранить целиком неравенство, существующее в современном обществе. Это значит провести заранее черту между рабочими и теми, которые претендуют на управление ими. Это значит разделить общество на два ясно обособленные класса — аристократию знания и стоящую под нею толпу с мозолистыми руками — два класса, из которых один будет служить другому, будет работать для того, чтобы кормить и одевать людей, которые, конечно, воспользуются полученным таким образом досугом, чтобы учиться господствовать над теми, кто его кормит. Мало того: это значит взять одну из самых характерных черт современного буржуазного общества и усилить её авторитетом социальной революции; это значит возвести в основное начало то зло, на которое мы нападаем в старом, разрушающемся обществе.

Мы заранее знаем, что нам ответят. Нам станут говорить о «научном социализме», будут ссылаться на буржуазных экономистов — а также и на Маркса, чтобы доказать, что установленная градация заработной платы имеет разумные причины, потому что «рабочая сила» инженера стоила обществу больше, чем «рабочая сила» землекопа. И в самом деле, разве экономисты не старались доказать нам, что если инженеру платят в двадцать раз больше, чем землекопу, то это происходит только потому, что издержки, «необходимые» для подготовления инженера, больше тех, которые требуются для подготовления землекопа? И разве Маркс не говорил, что то же самое различие должно логически существовать и между различными отраслями ручного труда — раз труд становится товаром? Он должен был неизбежно прийти к этому выводу, раз только он принял теорию ценности Рикардо и утверждал, вслед за ним, что товары обмениваются пропорционально общественно необходимому для производства их труду.
(далее…)

Нет объективных оснований различия в оплате труда

Суббота, 21 февраля 2015

Что же касается собственника завода, который платит инженеру в двадцать раз больше, чем рабочему, то он поступает так вовсе не ради оценки «издержек производства», а из простого расчёта. Если инженер может сберечь ему на производстве тридцать тысяч рублей в год, он платит ему пять тысяч: если он найдёт такого надсмотрщика за рабочими, который ловко сумеет прижимать их и поможет сэкономить три тысячи рублей на плате за труд, хозяин охотно даст надсмотрщику восемьсот рублей в год. Он охотно затратит лишних несколько сот рублей, чтобы выгадать себе тысячи, и в этом существенная черта капиталистического строя. То же самое можно сказать и о различиях между разными ручными ремёслами.

Как же можно говорить в таком случае об «издержках производства», будто бы определяющих стоимость рабочей силы? Неужели студент, весело проведший свою молодость в университете, имеет право на плату в десять раз большую, чем сын углекопа, который с одиннадцати лет чахнул в угольной шахте? И неужели ткач имеет право на заработок в три или четыре раза больший, чем заработок крестьянина и крестьянки? Издержки, необходимые на производство ткача, вовсе не в три или четыре раза больше издержек на производство крестьянина; ткач просто пользуется теми выгодными условиями, в которые поставлена европейская промышленность по отношению к странам земледельческим, в которых промышленность ещё не развита.

Никто никогда ещё не вычислял этих издержек производства; и если, вообще говоря, тунеядец стоит обществу больше, чем рабочий, то, когда мы сравним сильного подёнщика с ремесленником, то ещё вопрос, не окажется ли, если принять во внимание все условия (смертность детей рабочих, изнуряющее их малокровие и преждевременную смерть), что первый обходится обществу дороже, чем второй. Можно ли, например, допустить, что те пятьдесят копеек, которые получает в день парижская работница, или шесть пенсов (двадцать четыре копейки), зарабатываемых в день лондонскою швеею, или тот рубль, который платят в день крестьянину, представляют собою «издержки производства работницы, швеи и крестьянина»? Мы отлично знаем, что человеку часто приходится работать и за ещё меньшую плату, но мы знаем также, что это происходит исключительно оттого, что при нашем великолепном общественном устройстве без этой ничтожной платы работник и работница умерли бы с голоду.
(далее…)