Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘революция’

Автомайдан. Зима, что нас изменила.

Воскресенье, 20 ноября 2016

Тот неловкий момент, когда твой брат смог, а ты — нет. Даже после самого страшного преступления российского режима на Донбассе, по сравнению с которым всё воровство — пустяки, никого ближе украинского и белорусского народов у нас нету. Снова и снова возвращаешься к мысли: почему из трёх братьев один смог, а ты — нет? Ну да, у них подконтрольные олигархам телеканалы освещали протест, и на майдан вышло полмиллиона, у нас в России такого в 2012-ом не было. Правых у них поболее, а дрались они и вправду славно. Радикалы — никакие, левые или правые, — не могут совершить революцию в одиночку, но служат катализатором. И правые сыграли свою роль, этого невозможно отрицать (как государство не может отказаться от великого русского учёного Кропоткина, который был против него, а в музыке на каларупе есть Бурзум, несмотря на то, что Варг расист, тюремные альбомы это канон). Да и Беркута у Януковича было 4 тыс, а в России одного ОМОНа — 42 тыс, а ещё 5 тыс СОБРа. Впрочем, у Николая II было казаков 300 тыс, но в 1917-ом это не помогло :mrgreen: . Революция это не только уничтожение опостылевшего, замшелого старого строя, но и уникальный «подъём братских чувств», как описывал Кропоткин. Это то чувство, которое охватило страну в августе 1991-го и которое оказалось не обуздать КГБ (с самого начала было ясно, что путч провалится). Именно это уникальное чувство всеобщего единения, когда человек человеку брат, гипнотически манит в революции. Именно в этом жизненная сила народа, которую уничтожает государство подменяя бездушной бюрократической машиной. Главное сокровище народа, которое он прячет за пазухой от чиновничьих глаз подальше, лишь украдкой вспоминая о минутах торжества. Революция это такое эмоциональное пробуждение, как первая любовь, которое наверно не может происходить по расписанию. Может в этом дело? Если революция тебя накрыла, то — всё! Бегите омоны и беркуты!! Прекрасный фильм о том, как это случилось с Украиной 3 года назад.

Тюрьма это бизнес, который узаконивает войну против бедняков

Четверг, 13 октября 2016

Fernando Barcenas (left) and Abraham Cortes Avila

Обращение заключённых мексиканских анархистов Фернандо Барсенаса и Авраама Кортеса.

Сегодня мы объявляем бессрочную голодовку за полное освобождение как акт самоопределения, подстрекательства к широко распространённому бунту. Потому что больше не можем продолжать просто проводить день за днём, когда идёт геноцид наших общин и народов. И из-за того, что мы не обращаемся ни к СМИ, ни к господствующим классам, мы адресуем и говорим с нашими товарищами в этой огромной тюрьме под названием Земля, которые, как и мы, тоже дети войны, просто за то, что родились обездоленными. Но эти слова предназначены не для манипулирования их мятежными усилиями и гораздо меньше для объединения их под каким-либо знаменем, а скорее чтобы открыть линию связи, пространство в гармонии с борьбой и со всеми ответами и актами самоопределения, которые могут возникнуть в любом месте.

В нашем понимании и с нашей точки зрения, где существует власть, там существуют тюрьмы, и именно поэтому тюрьмы — гораздо больше, чем просто физическая структура, наложенная на нас через образы стен и колючей проволоки. Тюрьма, как мы её понимаем, составляется обществом в целом, тогда как физические тюрьмы — лишь конкретные выражения социальной изоляции, которая поддерживает и легитимизирует власть. Урбанизация (например) — то же самое представление массового лишения свободы, что равно фортификации городского пространства, сопровождающейся уничтожением наиболее маргинализированных народных классов, и представляется сегодня в качестве составной части последней геоисторической фазы техноиндустриального капитализма. Последняя реструктуризация усилий этой стадии кризиса, когда единственный путь сохранения господства лежит через войну.
(далее…)

Рационализация труда накормит анархическую агломерацию

Вторник, 4 октября 2016

Ростки рассаженные в горшке

Но не станем уходить в область земледельческого романа: остановимся на урожае в 21 четверть с десятины, не требующем никакой исключительной почвы и никаких необыкновенных машин, а только — разумной обработки. Посмотрим, что означает такой урожай. Те 3 600 000 жителей, которые населяют два департамента — Сены и Сены с Уазой, — т. е. Париж и его окрестности, потребляют в пищу ежегодно около четырёх миллионов четвертей всякого зерна, главным образом пшеницы. При упомянутом сейчас урожае, чтобы получить это количество, им нужно было бы, следовательно, обработать около 180 000 десятин из тех 555 000 десятин «удобной» земли, которые находятся в их распоряжении.

Несомненно, [при разумном подходе] они не будут обрабатывать их заступом: для этого потребовалось бы слишком много времени (260 дней по пяти часов каждый на десятину). Они предпочтут улучшить почву раз навсегда: осушить то, что требует осушения, сравнять то, что нужно сравнять, очистить землю от камней — хотя бы для этой предварительной работы потребовалось, скажем, пять миллионов пятичасовых дней, т. е. в среднем 26-27 дней на десятину. Затем они вспашут землю или, по крайней мере, большую её часть паровым плугом, что возьмёт 4 дня на десятину, и посвятят ещё 4 дня на вторую перепашку и боронование. Семян не будут, конечно, брать наугад, а предварительно рассортируют их паровой сортировочной машиной. Семена эти также не станут бросать на ветер, а посеют рядами, как это уже делается везде. И всё это не возьмёт у них даже 25-ти дней, по 5 часов каждый, на десятину, если только работа будет производиться обдуманно и при надлежащих условиях. Если же в течение трёх или четырёх лет они решатся посвятить хорошему ведению земледельческого хозяйства около 10 миллионов дней, то впоследствии они смогут легко получать урожаи в 25 и 30 четвертей с десятины, отдавая этому делу всего половину упомянутого сейчас времени.

Таким образом, для того, чтобы доставить хлеб всему населению в 3 600 000 человек, потребовалось бы не больше пятнадцати миллионов рабочих дней. И все эти работы будут таковы, что заниматься ими сможет всякий, даже если обладает лишь слабыми мускулами и раньше никогда не работал на земле. Инициатива и общее распределение работ будет принадлежать тем, кто знает, чего требует земля; что же касается самой работы, то нет такого слабого парижанина или такой захирелой парижанки, которые бы не могли выучиться в течение нескольких часов управлять машиною, отгребать солому или вообще выполнять так или иначе свою долю земледельческого труда.
(далее…)

Самодостаточные агломерации дело социальной революции

Четверг, 10 марта 2016

Калея и мандрагоры под лампой ЭСЛ 85Вт

Нетрудно видеть, [если мы пойдём путём создания самодостаточных агломераций] какое будущее откроется тогда перед социальной революцией. Всякий раз, когда мы говорим о социальной революции с серьёзным рабочим, которому приходилось видеть в своей жизни голодающих детей, он нахмуривается и упорно ставит нам вопрос: «А откуда взять хлеб? Хватит ли его всем, если каждый будет есть досыта? А что если невежественная деревня, настроенная реакционерами, захочет морить голодом горожан, как она морила их в 1793 году?» Но пусть только деревня попробует? Тогда большие города сумеют обойтись без неё.

Куда, в самом деле, употребят свободное время те сотни тысяч рабочих, которые задыхаются теперь на фабриках или в мастерских? Неужели они и после революции будут продолжать сидеть взаперти? Неужели они будут продолжать выделывать разные мелкие предметы роскоши на вывоз, даже когда они увидят, что хлеб на исходе, что мяса становится мало, что овощи исчезают и заменить всего этого нечем?

Конечно, нет! Они несомненно выйдут из города в поле; а там машины даже самым слабым из них дадут возможность принять участие в общем труде; они внесут таким образом в старое земледельческое хозяйство ту же революцию, которая уже будет совершена в учреждениях и идеях.

В одном месте сотни десятин покроются стеклянными кровлями, и как мужчины, так и женщины с нежными руками будут ухаживать там за молодыми растениями. В другом вспашут сотни десятин трактором, улучшат почву при помощи удобрения или размельчённого графита и известняка. И под руками этой весёлой толпы случайных хлебопашцев поля покроются богатыми жатвами; руководить работой будут, конечно, люди, знающие земледелие, главным же образом — великий практический ум народа, пробудившегося от долгого сна и идущего вперёд по пути, освещённому ярким светом всеобщего счастья. И вот уже через два-три месяца первая жатва удовлетворит насущным потребностям и обеспечит пищу народу; после стольких веков ожидания он сможет впервые наесться досыта.
(далее…)

Самодостаточные агломерации путь возрождения общества

Вторник, 16 февраля 2016
Гидропонные установки для выращивания без земли

Гидропонные установки для выращивания без земли

Не будем вдаваться в область фантазии [рассматривая самодостаточную агломерацию будущего] и останемся на почве установленных фактов. Уже те приёмы земледелия, которые существуют теперь, которые прилагаются в крупных размерах и успешно выдерживают торговую конкуренцию, могут нам дать и довольство, и роскошь, требуя взамен лишь небольшое количество приятного труда. Недалёкое будущее покажет нам, какие практические применения, которые мы отчасти угадываем и теперь, скрыты в недавних научных открытиях. Пока мы ограничимся тем, что наметили новый путь — путь изучения потребностей и средств к их удовлетворению.

Единственное, чего может не хватить революции, это — смелого почина. Забитые с самой школы, рабы прошлого в зрелом возрасте и до самой смерти, мы почти не смеем думать. Когда появляется какая-нибудь новая идея, мы, прежде чем выработать себе собственное мнение о ней, справляемся с книгами, писанными сто лет тому назад, чтобы узнать, что думали об этом старые мудрецы. Но если у революции хватит смелости мысли и смелости почина, то в жизненных припасах она нужды терпеть не будет.

Из всех великих дней Революции 1789-93 гг. самым прекрасным, самым великим днём, который навсегда запечатлелся в умах, был день, когда собравшиеся со всех сторон участники праздника Федерации работали, как землекопы на Марсовом поле, приготовляя его к празднеству. В этот день Франция действительно была единой: одухотворённая новыми веяниями, она как бы провидела будущность, открывавшуюся перед нею, в общем труде над обработкой земли. Этот же общий труд на земле объединит и возродившееся общество, изглаживая в нём все следы вражды и угнетения, разбивающие его теперь на части.

Новое общество поймёт, что такое солидарность, этот великий двигатель, увеличивающий во сто раз энергию и творческую силу человека, и пойдёт со всею энергией молодости на завоевание будущего. Оно перестанет производить на неизвестных покупателей и обратится к потребностям и вкусам, существующим в его собственной среде; оно обеспечит всем своим членам и существование, и довольство, и то нравственное удовлетворение, которое даёт свободно избранный и свободно выполняемый труд, и наслаждение жить, не мешая жить другим. Полные смелости, вдохновляемые чувством взаимности, люди все вместе двинутся вперёд, на завоевание тех высоких наслаждений, которые даёт научное знание и художественное творчество.
(далее…)

Пожар в Доме профсоюзов. Зима, что нас изменила.

Среда, 6 января 2016

Фильм о событиях зимы 2014, пожар в Доме профсоюзов. Кто не знает украинского, и так понятно. Полный невероятного самопожертвования подвиг украинского народа в борьбе за свободу, против ментов. Торжество бунта и подлость властей. Опешивший от жестокости Беркута народ, которому с детства говорили, что государство заботится о нём, защищает. Который и сейчас воспринимает государство не как врага, которого уничтожают, а как своих заблудших товарищей, сограждан. Народ, который, не смотря на немыслимую жестокость властей, не устроит потом настоящей расправы над побеждённым Беркутом, над депутатами захваченной Рады. А через какое-то время побеждённый Беркут, беглый президент вернутся с иностранной армией, приведут на их землю интервентов, и прольётся ещё больше крови. За свою доброту и наивность народ каждый раз платит самую страшную цену, жизнями лучших. Но и этому не остановить отчаянный порыв к свободе.

Нет сомнений, кто поджог в 2014 людей в киевском Доме профсоюзов, который использовался как штаб восстания. Кто поджигал дома с людьми прячущимися в подвалах в 1995 в чеченском селе Самашки. Кто жёг в 2000 Новые Алды, в 2005 Бороздиновскую. Это не украинское, не русское, это называется псы режима. В фильме мужик рассказывает, как они грозились боевыми патронами. Против безоружных. Отвечать будет только президент, который сбежит, а они «выполняли приказ». И одни люди, самоотверженно спасающие себе подобных, и другие, убивающие их. Без украинского, и так всё понятно.

Экспроприация ведёт к комплексному развитию отраслей

Вторник, 29 сентября 2015

Представим себе теперь территорию — крупную или мелкую, делающую первые шаги на пути к социальной революции. «Никакого изменения не произойдёт, — говорят нам иногда коллективисты в своих утопиях. — Фабрики, заводы и мастерские экспроприируют и провозгласят их национальною или общинною собственностью, а затем каждый вернётся к своему обычному труду. Социальная революция будет произведена».

Но этого, конечно, не будет. Социальная революция так просто не совершится. Мы уже говорили, что, если завтра где бы то ни было: в Париже, в Лионе или в каком-нибудь другом городе вспыхнет революция, если завтра, в Париже или где бы то ни было, народ завладеет заводами, домами и банками — всё современное производство должно будет совершенно изменить весь свой вид в силу одного этого факта. Внешняя торговля и подвоз хлеба из-за границы прекратятся; движение товаров и съестных припасов будет приостановлено. Чтобы иметь всё необходимое, восставшему народу или восставшей территории придётся поэтому преобразовать всё своё производство. Если они не сумеют этого сделать — они должны будут погибнуть. Если же они восторжествуют, то это значит, что они совершат полную революцию во всей экономической жизни страны, во всём производстве и распределении.

Подвоз жизненных припасов приостановится, а потребление, между тем, возрастёт; три миллиона французов, работающих на вывоз, останутся без работы; множества предметов, которые Франция привыкла получать из дальних или соседних стран, не будет; производство предметов роскоши временно приостановится, — что же делать тогда жителям, чтобы обеспечить себе возможность жизни хоть на год? По нашему мнению, ответ ясен и неизбежен. Когда запасы начнут истощаться, большинство вынуждено будет обратиться за пищей к земле. Придётся возделывать землю, придётся соединить в самом Париже и в его окрестностях земледелие с промышленностью и оставить пока многие мелкие ремёсла, занимающиеся предметами роскоши, чтобы позаботиться о самом насущном — о хлебе.

Горожанам придётся заняться земледелием, но очевидно не таким, которое теперь выпало на долю крестьян, изнуряющих себя за плугом и едва получающих чем себя прокормить, а земледелием, опирающимся на усиленную садово-огородную обработку земли, применённую в широких размерах и пользующуюся всеми машинами, какие уже изобрёл и изобретёт человек. Они будут обрабатывать землю, но не так, как подобный вьючному животному крестьянин, на что, между прочим, парижский ювелир и не пойдёт. Нет, они преобразуют земледелие и сделают это не через десять лет, а сейчас же, в разгаре революционной борьбы, потому что иначе им не устоять перед врагом.
(далее…)

ВсеХвосты.Ру