Анонимайзер | Сообщество | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

С октября блога по этому адресу не будет
Перекат блога здесь kalarupa.com/page.php

Записи с метками ‘деньги’

Go Freegan! Прогрессивный взгляд на борьбу с капитализмом

Среда, 24 января 2018

На закате капитализма, когда он запутался в собственных банковских связях и увяз в трясине непроизводительного труда оторванного от продукта труженика, неунывающие последователи идей анархического коммунизма уже являют миру новый мир, основанный на взаимопомощи и свободном обмене. В капиталистической утопии одни люди должны выпускать деньги, другие следить, чтобы их никто не брал кому не положено, третьи производить товары и получать за это столько денег, за сколько они смогут договориться продать свой труд, а потом покупать произведённые ими же товары за деньги у ещё других людей, которые купили товары у них же, взяв для этого кредит у тех первых, кто выпускает деньги. Дикая алчность помноженная на невежество, отрицающее человечность! К этому всему ещё как-то хитро прикручены чиновники, но что они делают не установлено. Не удивительно, что это нелепое нагромождение у них шатается, и они строят подпорки в виде кучи странных запретов и государственной поддержки бизнеса.

Поэтому каждые новые фотки улова на vk.com/freeganhooligan это не только аппетитный вид, но и торжество естественного стремления брать бесплатно над нелепым нагромождением капиталистической экономики. Как луч света человечности в тёмном царстве капиталистической алчности и невежества!


(далее…)

Один день в Сквошино. Анархо-коммуна на Псковщине.

Вторник, 21 июня 2016

Сквот в Псковской области Я пробираюсь через весеннюю распутицу и распаханное фермершей поле на Новую Землю — сегодня там еженедельное воскресное собрание. В распоряжении поселенцев несколько хуторов — один в километре или паре от другого. От времени их появления образовались и «кодовые» названия хуторов — Старая земля — первый сквотируемый дом, Новая Земля — несколько участков, взятых в аренду, на одном из которых был построен общий круглый глино-соломенный дом — Средняя земля — потому что она была как раз посерёдке между двумя другими. Все хутора находятся в разных населённых пунктах, поэтому названия прижились и закрепились.

На подходах к Новой слышен визг работающей пилорамы, собранной одним из участников сообщества — «Кулибиным» Сквошино. На неё было потрачено много сил, не один диск и мотор сгорели и сломались, пока не был достигнут подходящий баланс между мощностью и скоростью, так что слышать этот гул очень радостно. Ребята заканчивают пилить и идут в круглый дом. Обсуждаем насущные вопросы — рассаду для огорода, летний фестиваль, выделение сельхозземель для посадки большого плодового сада, заготовку дров на делянке, запланированный детский лагерь. Договариваемся о внеурочном собрании по «образотворчеству» — как раз собралась большая часть участников — зимой на местности дел обычно немного, и многие уезжают в город подзаработать и приезжают наездами.

Решаем собраться на весеннее равноденствие пожечь костёр — когда живёшь на природе, начинает ощущаться этот ритм, реагируешь на затмения и новолуния и хочется встречаться и тусить не в Новый год, а на зимнее солнцестояние, и купаться идти на Летнее, и зиму провожать в конце марта, а не холодной февральской Масленицей. Праздники обусловлены астрономическими датами и посадкой и сбором урожая, а не государственными выходными. И для таких праздников не обязательно становиться язычником — можно придумать квест на местности с загадками, шарадами, заданиями и поисками по карте, чтобы в итоге собраться в оговорённом месте, зажечь заранее сложенный костёр, выпить пуэру и поиграть вместе на музыкальных инструментах.
(далее…)

Наёмный труд в любом виде противоречит идеям социализма

Четверг, 16 апреля 2015

То же самое происходит и с наёмным трудом. Можно ли, в самом деле, после того, как мы провозгласили [бы после социалистической революции] необходимость уничтожения частной собственности и коллективное владение орудиями труда, требовать, в той или иной форме, сохранения системы наёмного труда? А между тем, проповедуя рабочие чеки, коллективисты поступают именно так. Что эту систему предлагали английские социалисты в начале века (Роберт Оуэн) — вполне понятно: они в то время хотели примирить труд с капиталом и отказывались от всякой мысли нарушить насильственным путём собственность капиталистов. Понятно и то, что эту мысль принял впоследствии Прудон: в своей системе взаимного кредита он стремился сделать капитал менее вредным при сохранении частной собственности, которую он ненавидел в душе, но считал необходимой гарантией для личности против государства.

Что рабочие чеки признают и более или менее буржуазные экономисты — это также не удивительно. Для них безразлично, будет ли получать рабочий свою плату в этой форме или в форме денег с изображением республики или империи. Им нужно спасти от грозящего им погрома частную собственность на жилые дома, на землю, на фабрики, во всяком случае — собственность на жилые дома и на капитал, нужный для фабричного производства. А для этой цели введение рабочих чеков оказалось бы как нельзя более подходящим. Лишь бы только такой чек можно было обменять на всякие драгоценности, — и всякий хозяин дома охотно примет его в уплату за квартиру. А до тех пор, пока жилые дома, земля и заводы будут принадлежать отдельным собственникам, рабочему поневоле придётся так или иначе платить им, чтобы иметь возможность работать в их полях или на их заводах и жить в их домах.

Но как можно защищать рабочие чеки — эту новую форму наёмного труда, — раз мы установили, что дома, поля и заводы не составляют больше частной собственности, а принадлежат общине или всей нации? Этого мы не понимаем.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Буржуазный характер системы «рабочих чеков»

Четверг, 9 апреля 2015

Советский пин-ап

Присмотримся ближе к этому способу вознаграждения труда, проповедуемому французскими, немецкими, английскими и итальянскими коллективистами [приверженцами государственного социализма]. Он сводится приблизительно к следующему: «все работают — в полях, на заводах, в школах, в больницах и т. д. Продолжительность рабочего дня устанавливается государством, которому принадлежат земля, заводы, пути сообщения и проч. Каждый рабочий день вознаграждается рабочим чеком, на котором значится, скажем, — «восемь часов труда». За этот чек рабочий может приобрести в магазинах, принадлежащих государству или различным корпорациям, всевозможные товары. Этот чек может также дробиться, как деньги, так что, например, можно купить на рабочий час мяса, на десять минут спичек или на полчаса табаку. Вместо того, чтобы говорить: «Дайте мне на пять копеек мыла», — после коллективистской революции станут говорить: «Дайте мне на пять минут мыла».

Большинство коллективистов, кроме того, остаются верными разделению, установленному буржуазными экономистами (и Марксом), между трудом сложным, требующим предварительного обучения, и трудом простым; они говорят, что труд сложный, т. е. профессиональный, должен оплачиваться в несколько раз больше, чем труд простой. Так, например, один час труда врача будет считаться соответствующим двум или трём часам труда больничной сиделки или трём часам труда землекопа. «Профессиональный, или квалифицированный труд будет иметь ценность в несколько раз большую, чем труд простой», — говорит коллективист Гренлунд, потому что этот род труда требует более или менее долгого обучения.
(далее…)

Принцип «каждому по труду» пережиток капитализма

Суббота, 24 января 2015

«Каждому — сообразно его труду», — говорят коллективисты [сторонники государственного социализма], т. е., другими словами, — сообразно его доле в услугах, оказываемых обществу. И этот принцип нам предлагают приложить на практике, после того как революция обратит в общую собственность орудия труда и всё необходимое для производства! Если бы социальная революция действительно провозгласила это начало, она этим самым поставила бы преграду дальнейшему развитию человечества и оставила бы нерешённой ту громаднейшую общественную задачу, которую мы получили в наследство от прежних веков.

В самом деле, в таком обществе, как наше, где мы видим, что чем больше человек работает, тем меньше он получает, — такое начало может казаться, с первого взгляда, выражением справедливости. В действительности же оно только освящает всю несправедливость прошлых времён. Наёмный труд начал своё существование именно с этого принципа — «каждому по его трудам» — и привёл он нас понемногу к самому явному неравенству и ко всем возмутительным явлениям современного общества. С того дня, когда люди начали мерить услуги, оказываемые обществу, платя за них деньгами или какой бы то ни было другой формой заработной платы, — с того дня, когда было заявлено, что каждый будет получать столько, сколько он сможет заставить себя платить за свои услуги, — с этого дня вся история капиталистического общества была (при содействии государства) написана заранее. Она вся целиком находилась в зародыше в этом основном начале.

Неужели же мы должны теперь опять вернуться к этому исходному пункту и вновь пройти через то же развитие? Наши теоретики стремятся к этому, но, к счастью, это невозможно. Как мы уже видели, революция должна будет обратиться к коммунизму; иначе она будет потоплена в крови и её придётся начинать сызнова.

Услуги, оказываемые обществу — будь то работа на фабрике или в поле или услуги нравственного характера, — не могут быть оценены в монетных единицах. Беря мануфактурное производство, точной меры ценности — ни того, что неправильно называют меновою ценностью, ни ценности, рассматриваемой с точки зрения полезности, — нет возможности установить. Если мы видим двух человек, которые в течение целого ряда лет работают по пяти часов в день на общую пользу в различных, одинаково им нравящихся областях, то мы можем сказать, что их труд приблизительно равноценен; но дробить этого труда нельзя; нельзя сказать, что продукт каждого дня, каждого часа, каждой минуты труда одного из них равноценен продукту минуты, часа или дня другого.
(далее…)

Вся абсурдность считать один труд ценнее другого

Суббота, 10 января 2015

Войдите, например, в угольную копь и посмотрите на рабочего, стоящего возле огромной машины, заставляющей ходить вверх и вниз клетку, в которой поднимают из шахты уголь. В руках у него рычаг, который останавливает машину или заставляет её действовать в обратную сторону; стоит ему только двинуть рычаг, и клетка мгновенно изменяет направление своего движения, взлетая вверх или опускаясь вглубь с головокружительной быстротой. Весь внимание, он с напряжением следит глазами за указателем, который показывает ему, в каком месте находится в каждую данную минуту шахтовая клетка; и как только указатель достиг известного уровня, он мгновенно останавливает движение машины, — ни на один аршин ниже или выше требуемого уровня. А как только из клетки выкатят вагонеты, полные угля, и втолкнут на их место пустые, он вновь повёртывает рычаг, не теряя ни секунды, — и вновь клетка летит в глубь шахты. В течение восьми или десяти часов он находится в этом состоянии усиленно напряжённого внимания. Если бы ум его отвлёкся на полминуты от указателя, клетка влетела бы в потолок, дробя колёса и давя людей, и вся работа в руднике была бы остановлена. Стоит ему потерять три секунды при каждом повороте рычага — и количество добываемого угля сократится (в усовершенствованных современных копях) на двадцать пять или на пятьдесят тонн в день.

В таком случае признаем ли мы его самым полезным человеком в руднике? Или, может быть, того, кто подаёт ему снизу сигнал к поднятию клетки? Или же того углекопа, который ежеминутно рискует своей жизнью в глубине копи и рано или поздно будет убит рудничным газом? Или, может быть, инженера, который вследствие простой ошибки в сложении при своих вычислениях мог бы потерять угольный пласт и повести штольню в пустом камне? Или, наконец, хозяина, который вложил в это дело всё своё имущество и, может быть, вопреки всем советам, говорил, когда рыли шахту: «Ройте здесь, ройте глубже, и мы найдём прекрасный уголь»? Или — какого-нибудь старика углекопа, который уговаривал хозяина продолжать дело?

Все работающие в этой копи содействуют, по мере своих сил, своей энергии, своих знаний, своего ума, своего уменья, добыванию угля; и мы, действительно, можем сказать, что все они имеют право жить и удовлетворять свои потребности (и даже свои фантазии, как только необходимое для всех будет обеспечено). Но каким образом можем мы оценить деньгами, платой участие каждого из них? Да и самый уголь, который они добывают, — разве это их продукт, добытый ими одними? Разве он не продукт также и тех людей, которые построили железную дорогу, ведущую к копи, и те другие дороги, которые, как лучи, расходятся от неё ко всем станциям? Разве он также не дело тех, кто пахал и засеивал поля, рубил деревья в лесу, строил машины, в которых будет гореть этот уголь? И так далее без конца!
(далее…)

Аффинити-группы, экс и угар — формула революции

Среда, 17 апреля 2013

Свадьба в Малиновке

Ядро всякого революционного движения, если это не трёхдневная бархатная революция, а настоящая пролетарская, — это профессиональные революционеры. То есть те, для кого революционная борьба основное занятие и источник средств к существованию; да-да, как ни парадоксально :wink: , до наступления коммунизма революционерам нужно кушать, работать им некогда, а ещё нужны средства на революционные проекты. Причём, если от революционера требуются чрезвычайные усилия и ежедневный риск, он должен получать от своих действий немедленную отдачу, для него «светлое будущее» должно наступать уже сейчас; наивно рассчитывать, что он продержится много лет на одной вере в светлое будущее. Ни одно по-настоящему революционное движение в истории не существовало на голом энтузиазме: если, скажем, колумбийские марксисты из ФАРК вынуждены заниматься таким некрасивым делом как производство кокаина, то для анархистов традиционно это благородный экс :mrgreen: , как видно далее из исследования историка Игоря Трубичева (Наше отечество. Страницы истории. Вып. 4. М., 2005. С. 81-89).
(далее…)

ВсеХвосты.Ру