Анонимайзер | Сообщество | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘индивидуализм’

Свободные отношения и неограниченное количество детей

Вторник, 30 июня 2015

Советский пин-ап

На круглом столе Общественной палаты РФ озвучены предложения кардинальной реформы российской семьи (так звучит, как будто семья — это административное учреждение). Если исходить из тех предложений, которые там рассматривались, то ничего особо нового мы не услышим. Всё тот же православный лепет. Правда некоторые из собравшихся по уровню маразма всё-таки поставили рекорд. Так, Надежда Храмова, член Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном по правам ребёнка Павле Астахове, предложила нам брать пример с Чечни:

    «В Чечне методики по традиционному воспитанию не обсуждают, а просто вводят. Нам надо брать пример. Сейчас надо так же смело говорить о своих ценностях. Надо прямо называть вещи своими именами. Мы должны требовать от государства соблюдения традиционных семейных ценностей. Ведь разврат в нашу систему ценностей внедрялся по принципу окон Овертона. Это был шоковый поток грязи и антиценностей».

Вот такие уже дискуссии проходят открыто на высоком государственном уровне. Хотя в этом нет ничего удивительного.

Традиционная семья есть органическая часть классового и в особенности капиталистического общества. В феодальном обществе семья имела патриархальную форму, которая выражалась в полном подчинении её членов главе-патриарху. Многие левые критики семьи сравнивали её с одной из форм проституции (если говорить про положение жены в такой семье). Большинство браков заключалось по расчёту семей супругов. При этом мнение невесты практически не учитывалось. Именно в это время появляются такие пословицы, как «бьёт — значит любит» и «стерпится–слюбится». При капитализме семья приобрела значение сделки, что особенно проявляется во время её расторжения, когда супруги надоедают друг другу или по другим поводам. При этом дети фактически уподобляются личному имуществу, которое подлежит переделу наряду с автомобилем и телевизором. Но даже если мы отбросим всё выше перечисленное и ограничимся рассмотрением лишь репродуктивной функции семьи, то и здесь мы увидим чистые проявления капиталистического общества.
(далее…)

Национализация женщин. Ошибки, уроки, выводы.

Понедельник, 18 мая 2015

Национализация женщин в СССР

По всей видимости шанс построения подлинно социалистического общества, который действительно дала Великая Октябрьская социалистическая революция, был упущен почти сразу, в начале 1920-х. Помимо поэтапного преобразования поначалу добровольной рабоче-крестьянской милиции в фактически государственную полицию и разгона самих «Советов рабочих и солдатских депутатов» в 1924 году, после чего власть собственно уже и перестала быть советской, основной причиной видится провал кампании «национализации женщин», которая столкнулась с подлым саботажем со стороны религиозной прослойки. Последовавшее за этим постепенное обуржуазивание бюрократии, а через 70 лет и вовсе отход от декларативных принципов общественной собственности на средства производства, связаны с тем, что как раз семья является потребителем частной собственности. «Мой муж, мои дети, мой дом, мой бизнес» — вот логика женщины, у которой отсутствует пролетарское классовое сознание! И поскольку после социалистической революции нам предстоит повторить эту попытку и в этот раз довести её до конца, разберём четыре причины обобществления женщин.

Во-первых. Ребёнок нуждается в сложной организации здорового детского питания, наличии просторной детской комнаты, где он мог бы достаточно двигаться и всё ломать, присмотре опытного педагога, который знает как правильно работать с детьми, и общении со сверстниками. В семье это практически нереально, поэтому дети должны расти в специально оборудованных социальных центрах, но без изоляции от родителей и ненужного армейского режима, какой в нынешних детских домах. А значит отпадёт и необходимость в отце, как кормильце семьи. Собственно от женщины требуется только родить, остальное общество возьмёт на себя и сделает это лучшим образом.

Во-вторых. Ребёнок не должен расти в обстановке необходимости подчинения прихотям родителей и не может быть произвольно наказан потому что «не слушается маму». Для свободного социалистического общества всеобщего благополучия нам нужны смелые и свободно мыслящие люди, не привыкшие подчиняться чужой воле, привыкшие сами отвечать за свои поступки, а не безвольные рабы, которых выращивают в семьях для нужд государства и капитала. А семья стало быть не нужна и обречена в счастливом обществе стать рудиментом.
(далее…)

Несостоятельность принципа всеобщего индивидуализма

Суббота, 6 декабря 2014

И если буржуазное общество гибнет, если мы находимся в настоящую минуту в тупике, из которого не можем выйти иначе, как разрушая топором и огнём учреждения прошлого, то это происходит именно оттого, что мы слишком много считали; оттого, что мы приучили себя давать только с целью получить; оттого, что мы захотели сделать из общества коммерческую компанию, основанную на приходе и расходе.

Коллективисты [— сторонники государственного социализма], впрочем, знают это и сами. Они смутно понимают, что никакое общество не могло бы просуществовать, если бы оно строго провело до конца своё правило «каждому по его делам»; они тоже понимают, что потребности личности — мы не говорим о капризах — не всегда совпадают с её делами. Так, например, Де Пап пишет: «Этот чисто индивидуалистический принцип будет, впрочем, смягчаться общественным вмешательством в дело воспитания детей и молодых людей (включая сюда пищу и всё их содержание) и в дело общественной организации помощи калекам и больным, пенсий для старых рабочих и т. под.». Они понимают, по-видимому, что у сорокалетнего человека, отца троих детей, больше потребностей, чем у двадцатилетнего юноши; что женщина, которая кормит ребёнка и проводит около него бессонные ночи, не может делать столько же дел, как человек спокойно выспавшийся. Они понимают, по-видимому, что люди — мужчины или женщины — изнурённые, может быть, на службе обществу, могут оказаться неспособными сделать столько же «дел», как те, которые получали свои «чеки», занимая привилегированное положение государственных статистиков.

Поэтому они спешат смягчить свой принцип. «Конечно, — говорят они, — общество возьмётся кормить и воспитывать детей, будет помогать старикам и больным! Конечно, потребности послужат в данном случае мерилом издержек, которые возьмёт на себя общество, чтобы смягчить своё основное правило «каждому по его делам». Одним словом, получается опять-таки благотворительность! Всё та же христианская благотворительность, но на этот раз организованная государством. Стоит только усовершенствовать воспитательные дома и организовать страхование от старости и болезни — и основной принцип смягчён! Всё та же система: «Сначала ранить, а потом лечить!»

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Революция покончит со всеобщим индивидуализмом

Суббота, 15 ноября 2014

уличные панки

Таким образом, начав с отрицания коммунизма и с насмешливого отношения к принципу «каждому по его потребностям», они [сторонники государственного социализма и сохранения наёмного труда], эти великие экономисты, в конце концов замечают, что забыли-таки одну вещь, а именно — потребности производителей. Они спешат их признать. Но только оценивать эти потребности должно государство; государство должно проверять, соразмерны ли они с делами каждого? Подать ли милостыню или нет?

Государство, стало быть, возьмёт на себя благотворительность — призрение хромых и слепых нищих, а от этого до английского закона о бедных и до английских рабочих домов, т. е. тюрем для неимущих, — всего один шаг. Ведь и то безжалостное современное общество, против которого мы возмущаемся, тоже оказалось вынужденным смягчить свой индивидуализм; оно тоже должно было сделать некоторые уступки в направлении коммунизма и точно так же в форме благотворительности: оно так же завело воспитательные и «рабочие дома»! Оно точно так же раздаёт дешёвые обеды — из боязни, как бы голодные не разграбили его лавок. Оно так же устраивает больницы, очень часто плохие, по иногда и великолепные, чтобы помешать распространению заразных болезней: неравно и сам заразишься! Оно так же оплачивает сначала часы труда, а затем берёт на себя воспитание детей тех, кого довело до крайней нищеты. Оно так же принимает во внимание потребности и делает это в форме Казённого Попечительства о Бедных.

Бедность послужила, как мы видели, первым источником обогащения; она создала первого капиталиста. В самом деле, ведь прежде чем явилась та «прибавочная стоимость», о которой так любят говорить экономисты, нужно было, чтобы существовали голодные бедняки, которые согласились бы продавать свою рабочую силу. Их бедность сделала возможным существование богатых. И если нищета так сильно развилась к концу средних веков, то это благодаря тому, что завоевания и войны, последовавшие за образованием государств и обогащением вследствие эксплуатации Востока, порвали связи, существовавшие раньше между городом и деревней, и выбросили из города деревенскую нищету, которую эксплуататоры могли запрячь в наёмный труд.
(далее…)

Люди отлично договариваются друг с другом без начальника

Понедельник, 23 июня 2014
Пётр Кропоткин (1842-1921). Великий русский учёный, который открыл ледниковый период.

Пётр Кропоткин (1842-1921). Великий русский учёный, который открыл ледниковый период.

Вот почему мы постараемся отметить хоть некоторые из наиболее ярких проявлений этой созидательной работы [добровольных объединений] и показать, что без всяких правительств люди отлично умеют — если только их интересы не совершенно противоположны — приходить к соглашению для совместного действия, даже в очень сложных вопросах. Конечно, в современном обществе, основанном на частной собственности, т. е. на грабеже и на узком, следовательно, бессмысленном индивидуализме, этого рода явления должны быть очень ограничены. Соглашение между людьми не всегда бывает совершенно свободно и часто имеет в виду мелочную или даже вредную цель. Но мы ищем не примеров для слепого подражания, которых современное общество и не могло бы нам дать: мы хотим показать, что несмотря на гнетущий нас индивидуализм, в нашей жизни всё-таки находится обширное поле для свободного соглашения и что обойтись без правительства гораздо легче, чем кажется. Если люди, для которых основное начало жизни выражается словами: «каждый — для себя», могут вступать в соглашения и вести крупные дела, не назначая над собою капрала, то не легче ли согласиться людям, имеющим общую, общественную цель?

Мы уже раз указывали на пример железных дорог, но остановимся несколько на нём. Как известно, Европа покрыта сетью железных дорог около 300000 вёрст длиною, и по этой сети можно путешествовать теперь с севера на юг и от Кале до Константинополя без всякой остановки, часто даже не пересаживаясь из вагона в вагон (если ехать со скорым поездом). Мало того: посылка, сданная на каком бы то ни было вокзале, дойдёт до человека, которому она предназначается, где бы он ни был, в Турции или в Азии; отправителю достаточно написать место назначения на клочке бумаги.

Этих результатов можно было достигнуть двояким путём. Какой-нибудь Наполеон, Бисмарк или другой воитель мог завоевать всю Европу, и, сидя где-нибудь в Париже или Берлине, он мог бы начертить на карте линии железных дорог и распорядиться порядком движения поездов. Коронованный идиот, Николай I, мечтал поступить именно так. Когда ему представили различные проекты железной дороги между Москвою и Петербургом, он взял линейку, провёл по карте России прямую линию между обеими столицами и сказал: «Вот вам линия железной дороги». Дорогу так и построили — по прямой линии, засыпая овраги и воздвигая мосты, которые через несколько лет пришлось бросить, потратив таким образом неистовые деньги на каждую версту пути.
(далее…)

Потребительские кооперативы сократят домашний труд

Вторник, 18 февраля 2014

Советский пин-ап

Но маленькие машины, которые можно иметь в каждом доме и квартире, не есть ещё последнее слово в освобождении домашнего труда. Семья должна выйти из своей теперешней обособленности, соединиться в артель с другими семьями, чтобы сообща делать ту работу, которая теперь делается в каждой семье порознь.

В самом деле, будущее вовсе не в том, чтобы в каждой семье была одна машина для чистки сапог, другая для мытья тарелок, третья для стирки белья и т. д. Будущее принадлежит одной общей печи, которая отапливает все комнаты целого квартала и таким образом избавляет от необходимости разводить сотни огней. Так и делается уже в некоторых американских городах; из общей печи проводится по трубам во все дома и во все комнаты горячая вода, и чтобы изменить температуру комнаты, достаточно повернуть кран. Если же вы хотите развести в какой-нибудь комнате огонь, то вы можете зажечь газ или электрическую печь в вашем камине. Вся огромная работа чистки каминов и поддерживания в них огня, которая поглощает миллионы рабочих рук в Англии, таким образом понемногу исчезает, а женщины хорошо знают, сколько времени теперешние камины отнимают у них. Свеча, лампа и даже газ уже отживают свой век. Существуют целые города, где достаточно нажать пуговку, чтобы получить свет, и весь вопрос об электрическом освещении сводится теперь на то, как отделаться от целой армии монополистов, повсеместно захвативших (при помощи государства) электрическое освещение в свои руки.

Наконец, — опять-таки в Америке — идёт уже речь об образовании таких обществ, которые почти вполне могли бы устранить домашнюю работу. Для этого достаточно было бы одного такого учреждения для каждой группы домов. Особая повозка приезжала бы за корзинами подлежащих чистке сапог, за грязной посудой, за бельём, за мелкими вещами, которые нужно чистить (если это стоит того), за коврами — и на другой день привозила бы уже исполненную, и хорошо исполненную, работу. А в час утреннего завтрака на вашем столе мог бы появиться горячий чай или кофе и весь завтрак.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Обобществление домов сделает революцию необратимой

Суббота, 15 декабря 2012

К тому же речь идёт вовсе не о том, чтобы [при обобществлении домов после революции] квартиры были распределены совершенно поровну. Но те мелкие неудобства, которые ещё придётся терпеть некоторым семьям, будут легко устранимы в обществе, где происходит экспроприация.

Раз только каменщики, каменотёсы и другие рабочие строительного дела будут знать, что их существование обеспечено, они с удовольствием согласятся приняться за привычную для них работу. Они переделают большие квартиры, для которых требовалась целая армия прислуги, и в несколько месяцев воздвигнут дома гораздо более здоровые, чем те, которые существуют теперь. Тем же, которые устроятся не вполне удобно, анархическая община сможет сказать: «Потерпите, товарищи! Здоровые, удобные, красивые дворцы, превосходящие всё, что строили когда-нибудь капиталисты, будут скоро воздвигнуты на земле нашего свободного города. Они будут в распоряжении тех, кто в них наиболее нуждается. Анархическая община строит не с целью получать доходы; здания, которые она воздвигает для своих граждан, составляют продукт коллективного духа, они послужат образцом всему человечеству, и они будут принадлежать вам!»

Если восставший народ экспроприирует дома и провозгласит принцип дарового жилища, общую собственность на жилые помещения и право каждой семьи на здоровую квартиру, это будет значить, что революция приняла с самого начала коммунистический характер и вступила на такой путь, с которого её свести будет нелегко. Частной собственности будет нанесён навсегда смертельный удар. Экспроприация домов заключает, таким образом, в зародыше всю социальную революцию. От того, как она произойдёт, будет зависеть дальнейший характер событий. Или мы откроем широкий путь анархическому коммунизму, или мы застрянем ещё на полвека в государственном индивидуализме.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

ВсеХвосты.Ру