Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘иерархии’

Игорь Олиневич «По ту сторону забора»

Четверг, 2 марта 2017

Бывший белорусский политзаключённый

Как жить в зоне анархисту и любому порядочному человеку? Эта статья вовсе не рассказ о тюрьмах и лагерях. Чтобы узнать о многочисленных тонкостях арестантской жизни вы можете прочитать книги (в конце статьи вы найдёте небольшой список). Я же написал этот текст, чтобы дать вам представление что делать, если случится попасть в зону. Здесь приведены общие советы, здесь много жаргона, здесь вещи названы своими именами.

Статья написана на основе моего личного опыта. Я отсидел около пяти лет за участие в анархистском движении, поэтому мои советы носят специфику для политзэков-анархистов. Тем не менее, неполитизированному человеку эта информация будет очень полезна. Ведь зона делит людей совсем по другим критериям. К тому же, после встречи с Властью без маски аполитичность улетучивается.

За время отсидки самое главное — не сломаться и выйти человеком. Но приспосабливаться к местным нравам, при этом сохраняя внутреннее ядро, всё же придётся. Начнём с того, что в зоне арестанты говорят друг другу «ты», в такой манере и будет вестись повествование.

* * *
И вот, наконец, объявлен приговор, душная тесная камера осталась позади и тебя этапируют в зону. В СИЗО ты уже почувствовал, что прав у тебя мало. Приготовься морально к тому, что их станет ещё меньше. Зона гораздо больше оторвана от внешнего мира чем тюрьма. Что дальше?
(далее…)

Тюремный закон народное средство против законов садистов

Пятница, 23 октября 2015

Вор в законе

Нашумевший адовый «закон садистов», наставляющий вертухаев как лучше избивать зэков за «нарушение режима», очевидно имеет вполне себе экономическую подоплёку. Ведь «требованием режима» является также выполнение производственного плана. Вот такие современные рабы, таскающие на себе балки на строительстве какого-нибудь керченского моста, и надсмотрщик, явившийся прямо из мрачного средневековья, погоняющий их плёткой! А ведь на том сталинизм и стоял. Первым 3 года назад возродить рабство пытался ещё Лукашенко, но похоже дела у него не пошли. Многие же гадали, как российским властям удастся вывести страну из экономического тупика, если они делают всё, чтобы из него не вылезать. Правда, кто же станет таскать кирпичи, вкалывать на сталелитейном заводе при нынешнем скотском отношении и убитой социалке?? Остаётся возродить ГУЛАГ. Чего изобретать велосипед?.. Зэкам же остаётся уповать на тюремный закон, который достался узникам ГУЛАГа в наследство от узников царского режима, до садизма которого даже сталинским вертухаям далеко, и служит солидарному сопротивлению репрессиям в тюрьме. Чем сильнее тюремная администрация прессует зэков, тем больше у них возникает желание сплотиться. В ответ вертухаи стравливают зэков и внедряют своих агентов влияния. Заслоном на пути этого и должен встать тюремный закон, направленный на ненасильственное разрешение конфликтных ситуаций между зэками и налагающий табу на сотрудничество с администрацией.

Авторитет — представитель высшей группы в неформальной иерархии заключённых. Неформальный порядок, действующий в зоне, строится во многом на личных взаимоотношениях, поэтому реальная ситуация, складывающаяся в теневой жизни ИУ, СИЗО или их части (камере, ПКТ, ШИЗО и т.п.) определяется личностными качествами имеющих власть авторитетов и наличием связи с авторитетами на воле или в других ИТУ, а также тактикой, которой придерживаются местные работники оперативных служб. (См. также правильные понятия, правильная зона, тюремный закон, разборка).

Авторитетный — заключённый, имеющий высокий статус в одной из двух групп (мастей) неформальной иерархии заключённых: блатные и мужики. Не употребляется по отношению к представителям таких неформальных групп, как козлы, черти, опущенные.
(далее…)

Зимин: «С пластмассой теперь умею работать, чифирь варить»

Вторник, 30 июня 2015

Анархист Зимин вышел по УДО

Я был уверен, что меня не отпустят по УДО, — до декабря у меня было распланировано, что я доделаю татуировки на руках и набью на груди надпись.

Мне набивал их парень из отряда, антифашист Тёма, он сидит за убийство бона по малолетке. Машинки для тату делали сами из зарядок для телефона и каких-то моторчиков. Мы вообще в колонии всё сами мастерили: пирожков захотели — сковородку спаяли, негде было тренироваться — разобрали заброшенный склад и штанги сделали по 200 кг.

Я сидел в одиннадцатом отряде, там отряды распределяют по производствам — мы работали на пластмассовом. Знаешь, делали такие пластмассовые шарики из вторсырья, потом из них приклады для автомата Калашникова делают, трубы всякие или детские игрушки.

Можно ещё пойти работать на пошив одежды, заточку ножниц (все ножницы для маникюрных салонов Москвы точит зона), шить обувь (её продают в «Центробуви»). Заработок — от 55 до 180 рублей в месяц, они идут на счёт — можешь купить две пачки сигарет и пакет чая в местном магазине.

(далее…)

Немного о политике идентичностей

Вторник, 16 июня 2015

Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона

— Что там за шум за окном, Бэрримор?
— Пидарасы, сэр.
— О как! А что же они хотят??
— Однополой любви, сэр.
— А разве им кто-то мешает?..
— Нет, сэр.
— А что же они так шумят?!
— Пидарасы, сэр.

Среди значительной части западноевропейских леваков доминирует так называемая теория интерсекциональности или теория пересечений. Согласно её сторонникам, в обществе действует множество видов дискриминации, пересекающихся между собой: сексизм, расизм, аблеизм (дискриминация инвалидов), эйджизм (дискриминация детей или стариков) и так далее, ещё пара десятков “измов”. Отношение между правящими классами и пролетариями, теми, кто не имеет власти и собственности, также часто сводятся лишь к одному из видов дискриминации — или о существовании этого фундаментального противостояния забывается вовсе. Фокус переносится к существованию множества групп или идентичностей, со своими уникальными свойствами и своими уникальными целями: женщины угнетены мужчинами, “чёрные” — “белыми”, гомосексуалисты — “гетеросексуальными нормами”, и так далее.

В то же время, нелепо например отрицать сексуальное насилие на рабочем месте по отношению к женщинам в России, смертные приговоры гомосексуалистам исключительно по причине их сексуальной ориентации на Ближнем Востоке, расизм и насильственную сегрегацию в некоторых странах. Так в чём же тогда проблема с политикой идентичностей? В том, что её сторонники конструируют надклассовые общности, наделяют эти общности уникальными, неповторимыми свойствами, выстраивают определённую “иерархию угнетённости” между ними, опять-таки исходя не из классового анализа. Националисты выдумывают конструкции “нация” и “раса” и апеллируют к ним в своей пропаганде. Интерсекционалисты же используют несколько иную терминологию, но суть та же — создание выдуманных общностей с надклассовыми интересами. Политика идентичностей — политика надклассового единства, причём единства согласно придуманным критериям, не всегда имеющим отношение к реальности.
(далее…)

Ты принадлежишь этим людям, ты их собственность

Пятница, 8 мая 2015

Михаил Слипенчук

Замечательная история случилась накануне в Свердловской области. В городе Ирбит на местном кладбище выкинули из могилы за огородку кости ветерана Второй Мировой, сломали и отодвинули надгробие, а на его месте захоронили родственника местного федерального судьи. Нам прямо указывается наше место, и что самое страшное — похоже народ на него согласен.

На дорогах нас давят попы, директора крупных компаний, чиновники, дети богатеньких родителей. Мы абсолютно бесправны перед любым озлобленным, обиженным полицаем на улице — никто не застрахован от пыток и смерти в полицейском отделении, или от фабрикации уголовного дела, когда с серьёзным лицом будет разыгрываться фарс следствия и суда. Но в итоге приговор заранее известен — в России оправдательных приговоров — 0,5 % от общего числа, и те приходятся в основном на полицейских, чиновников и бизнесменов. То есть у тебя шансов не будет. Дальше тюрьма, несколько лет твоя судьба будет находиться в руках местных вертухаев — с высокой долей вероятности это побои, пытки, поборы… Ну да, через это проходит не каждый — всего-то 10% населения, в год что-то около миллиона. Даже власть имущих преследует правосудие — с той разницей, что за кражу миллиардов чиновники получают условный срок, а ты можешь получить вполне реальные несколько лет потому что полицейским нужно повышать раскрываемость. Ещё есть армия. Про армию все знают. Ты должен этим людям — и должен отдать долг, строя дачи генералам или работая на офицеров иным способом.

Но и после армии ты будешь отдавать долг Родине. Должен добропорядочно трудиться на какого-нибудь бизнесмена, который будет жить за счёт твоего труда, получая свою прибыль из результатов твоего труда. А так как ты живёшь в России, то высок шанс что так или иначе работодатель тебя кинет, обманет при трудоустройстве или не выплатит причитающуюся тебе заработную плату. Возможно даже за несколько месяцев, возможно за полгода. В общем, от милости работодателя здесь тоже зависит многое. Твоя жизнь вообще зависит от милости других людей — власть имущие, люди первого сорта, чиновники, бизнесмены, попы и их прислужники — полицаи и чиновники помельче — держат твою жизнь в своих руках. Они решают как тебе жить. Принимают кучу нелепых законов и запретов. Придумывают новые поборы и постоянно повышают старые (о ежегодном росте цен на всё, от транспорта и ЖКХ до еды, можно и не упоминать). Придумывают всё новые и новые предлоги для того, что бы засадить тебя за решётку. Придумывают всё новые запреты, решают, что тебе можно, а что нельзя. Уже даже добрались до интернета, решают, какие сайты можно смотреть, какие нельзя. Решают, что тебе можно говорить, а за что ты отправишься в мясорубку российского правосудия. Решают, что тебе можно думать, и какие мысли наказуемы.
(далее…)

Ирина Липская. «Мам, не переживай, годик посижу и выйду»

Суббота, 17 января 2015

Шавочкина

В больнице мне поставили диагноз «сотрясение мозга» — это так нас задерживали. В Пресненском ОВД я попросила попить, и мне в голову ударили пластиковой бутылкой с водой. После попала в изолятор временного содержания. От стресса ни голода, ни холода, ни жажды не ощущаешь. Все идет своим чередом: раздеваешься догола, тебя проверяют и с матрасом поднимают в камеру. На следующее утро позвали на санобработку; хозяйственным мылом помыла голову, волосы как пакля потом. Конечно, тараканы везде, грязь, но я не придирчивая. После суда по мере пресечения — СИЗО. Ты сначала сидишь в камере метр на метр, там только койка-сидушка и окно. Оформляют, отправляют на карантин, там 12 человек уже. Камера в сине-голубых тонах, пол из скрипучих досок. Выкрашено все небрежно, на лестницах противный запах. Я нормально все переносила, духом не падала. И только через неделю поняла, что меня на два месяца здесь закрыли — для начала.
(далее…)

После отмены наёмного труда не будет чернорабочих

Суббота, 11 октября 2014

В настоящее время всякий, кто только может взвалить на другого необходимый для жизни труд, спешит это сделать; поэтому многие господа думают, что так будет продолжаться вечно. Самый необходимый труд есть главным образом труд ручной. Кто бы мы ни были — художники ли, учёные ли, — никто из нас не может обойтись без предметов, добытых этим трудом: хлеба, одежды, дорог, пароходов, освещения, тепла и т. д. Мало того: какой бы высокохудожественный или утончённо метафизический характер ни носили наши наслаждения, все они без исключения основаны на ручном труде. И вот от этого-то труда, лежащего в основе всей жизни, и старается всякий избавиться.

Это вполне понятно, и в наше время так и быть должно. Заниматься физическим трудом значит теперь быть запертым в течение десяти или двенадцати часов в день в нездоровой мастерской и быть прикованным к одной и той же работе десять, тридцать лет, всю жизнь. Это значит осудить себя на ничтожный заработок, на неуверенность в завтрашнем дне, на безработицу, очень часто — на нужду, ещё чаще — на смерть в больнице; и всё это после того, как человек в течение сорока или более лет работал для прокормления, одевания, развлечения и обучения не себя самого или своих детей, а других. Это значит нести на себе всю жизнь в глазах людей печать более низкого уровня и самому сознавать, что стоишь ниже других, потому что, что бы ни говорили господа, восхваляющие в застольных своих речах «мозолистую руку» рабочего, занимающегося ручным трудом, они всегда ставят его ниже учёного, писателя, художника — хоть плохоньких. И действительно, человек, проработавший десять часов в мастерской, не имеет ни времени, ни возможности доставлять себе высшие научные и художественные наслаждения; мало того, он не может и подготовиться к тому, чтобы ценить многие из них, требующие подготовки; поневоле ему приходится, таким образом, довольствоваться крохами, падающими со стола привилегированных сословий.

Мы вполне понимаем поэтому, что физический труд при таких условиях считается проклятием судьбы; мы вполне понимаем, что все мечтают только об одном: выйти самим или вывести своих детей из этого униженного состояния и создать себе «независимое» положение, т. е., иными словами, — жить самим на счёт труда других! И это будет так до тех пор, пока будет существовать класс людей, обречённых на ручной труд, а рядом с ним другой класс, именующий себя «работниками мысли», избавленный от такого труда, — класс чернорабочих и класс белоручек.
(далее…)