Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘эволюция’

Марксисты и анархисты единой силой к мировой революции

Среда, 29 ноября 2017

Freedom, Equality, Anarcho-communism

В час, когда запылают покрышки пролетарской революции в сердце столицы какой-нибудь отдельной страны, первейшей задачей восставшего народа будет не дать угаснуть революционному порыву. Не дать завязнуть ему в преступных рассуждениях оппортунистов о разногласиях между троцкистами и фурьеристами, между марксистами и анархистами! В тот переломный исторический момент великих свершений, величайшего подъёма народных масс, мощнейшего воодушевления, ожидания скорейшего наступления новой эпохи, момент, когда пролетариат наконец-то решится полностью освободиться от оков старого опостылевшего мира лицемерия и чинопочитания, преступно будет рассуждать о начерченных буржуями государственных границах. Революция не имеет право запирать себя в границах одной страны, обрекая себя на тоскливое увядание без свежего воздуха борьбы! Неужто мы скажем измождённым тяжкими трудами и нуждой пролетариям в соседних странах: «Мы освободились от угнетателей, а вы, товарищи, подождите свой черёд»?! Конечно, нет! Все без исключения, оказавшиеся в руках восставшего народа, ресурсы, которые раньше служили мощи буржуазии, наверно же будут брошены на помощь обездоленным и страдающим товарищам, от которых нас сейчас подло отделяют буржуазные границы.

Таким образом, победа революции в одной стране это не конец борьбы, а её начало! Не унылая рутина серых будней, не сладостное проедание частичных завоеваний в зыбком болоте ничтожных мещанских наслаждений, иссушающих изначальный эмоциональный подъём и волю к победе и подменяющих великие цели суррогатом частичных побед, а пожар мировой революции наша цель. Весь мир, объятый грозно ревущим огненным штормом восстания, когда не будет ни одного места, где бы буржуй чувствовал себя в безопасности, ни одной щели, в которую он смог бы забиться и переждать. Очень опрометчиво некоторые из них сейчас думают, что потом смогут отсидеться в далёких странах. Смысл в том, что стоит восстанию вспыхнуть в одном городе, как оно будет использовать любую возможность распространиться на другие города не теряя ни минуты. Максимальный натиск и скорость! И тогда раздел будет проходить не между марксистами и анархистами, а между теми, кто за революцию, и против. И вчерашний аполитичный пролетарий, не мыслящий раньше ни о чём, кроме жалкого существования за похлёбку от зарплаты до зарплаты, и безвольный офисный клерк, тешивший ещё вчера себя мелкобуржуазными надеждами на карьеру, разом преображаются и становятся плечом к плечу с вершителями революции. Вчерашний унылый серый взгляд полных безнадёжности глаз страдальца преображается и уже готов творить будущее человечества пылая жаждой борьбы. Не жалкие подачки и бесконечное ковыряние в хитросплетениях экономических связей, а новая ступень эволюции рождающаяся из бескомпромиссного творческого порыва в грядущей великой огненной буре!

Фермы-небоскрёбы: рецепт экономического чуда анархистов

Суббота, 1 апреля 2017

Общие принципы экономики, сформулированные Кропоткиным в конце позапрошлого века, только сегодня оказываются востребованными. Уже тогда Пётр Алексеевич подметил тенденцию производить товары по месту потребления, что позволит избежать транспортных расходов, которые составляют половину стоимости товара. И предлагал, чтобы жители такого самодостаточного поселения имели несколько профессий, чтобы журналист не просиживал всю жизнь за клавиатурой, а иногда работал в огороде и в цеху. Чтобы производить модную одежду небольшими партиями на местной мини-фабрике, а не ждать годами когда наладят массовый выпуск в Париже. Тогда и в централизованной власти необходимость отпадёт, а все жители такого поселения сами будут участвовать в управлении, принимая решения на ассамблее. Кому, как не им, виднее! Самодостаточность убережёт молодую революцию и от козней мирового капитализма после разрыва старых экономических связей. Предлагал вести сельское хозяйство на компактных площадях на территориях прилегающих к мегаполисам, сосредоточив максимальное количество усилий на минимальной площади. Будущее растениеводства Пётр Алексеевич видел в создании искусственных оптимальных условий, чему сегодня служит гидропоника, позволяющая многократно сократить площади. А современные технологии строительства позволяют вообще создавать вертикальные фермы, и взор самых прогрессивных умов человечества сегодня обращён к идее ферм-небоскрёбов, массовое строительство которых возможно уже в ближайшие десятилетия. Гений Кропоткина обогнал своё время на полтора века!

Уже существуют готовые проекты таких домов, ничего не надо изобретать. Это проект небоскрёба «R4 apartment», где преобладают простые для строительства и эксплуатации традиционные прямоугольные формы, который планируется построить в Сингапуре рядом с Бизнес-Центром. Есть два проекта бельгийского архитектора Винсента Каллебо — 132-этажный небоскрёб «Dragonfly», который построят в Нью-Йорке недалеко от Манхэттена, и шесть невероятно футуристических небоскрёбов «Asian Cairns» в виде груды гигантских стеклянных камней, лежащих друг на друге, которые планируется построить в 12-миллионном городе Шэньчжэнь, прилегающем к Гонконгу.

Ферма-небоскрёб Ферма-небоскрёб Ферма-небоскрёб
(далее…)

Один день в Сквошино. Анархо-коммуна на Псковщине.

Вторник, 21 июня 2016

Сквот в Псковской области Я пробираюсь через весеннюю распутицу и распаханное фермершей поле на Новую Землю — сегодня там еженедельное воскресное собрание. В распоряжении поселенцев несколько хуторов — один в километре или паре от другого. От времени их появления образовались и «кодовые» названия хуторов — Старая земля — первый сквотируемый дом, Новая Земля — несколько участков, взятых в аренду, на одном из которых был построен общий круглый глино-соломенный дом — Средняя земля — потому что она была как раз посерёдке между двумя другими. Все хутора находятся в разных населённых пунктах, поэтому названия прижились и закрепились.

На подходах к Новой слышен визг работающей пилорамы, собранной одним из участников сообщества — «Кулибиным» Сквошино. На неё было потрачено много сил, не один диск и мотор сгорели и сломались, пока не был достигнут подходящий баланс между мощностью и скоростью, так что слышать этот гул очень радостно. Ребята заканчивают пилить и идут в круглый дом. Обсуждаем насущные вопросы — рассаду для огорода, летний фестиваль, выделение сельхозземель для посадки большого плодового сада, заготовку дров на делянке, запланированный детский лагерь. Договариваемся о внеурочном собрании по «образотворчеству» — как раз собралась большая часть участников — зимой на местности дел обычно немного, и многие уезжают в город подзаработать и приезжают наездами.

Решаем собраться на весеннее равноденствие пожечь костёр — когда живёшь на природе, начинает ощущаться этот ритм, реагируешь на затмения и новолуния и хочется встречаться и тусить не в Новый год, а на зимнее солнцестояние, и купаться идти на Летнее, и зиму провожать в конце марта, а не холодной февральской Масленицей. Праздники обусловлены астрономическими датами и посадкой и сбором урожая, а не государственными выходными. И для таких праздников не обязательно становиться язычником — можно придумать квест на местности с загадками, шарадами, заданиями и поисками по карте, чтобы в итоге собраться в оговорённом месте, зажечь заранее сложенный костёр, выпить пуэру и поиграть вместе на музыкальных инструментах.
(далее…)

Самодостаточные агломерации путь возрождения общества

Вторник, 16 февраля 2016
Гидропонные установки для выращивания без земли

Гидропонные установки для выращивания без земли

Не будем вдаваться в область фантазии [рассматривая самодостаточную агломерацию будущего] и останемся на почве установленных фактов. Уже те приёмы земледелия, которые существуют теперь, которые прилагаются в крупных размерах и успешно выдерживают торговую конкуренцию, могут нам дать и довольство, и роскошь, требуя взамен лишь небольшое количество приятного труда. Недалёкое будущее покажет нам, какие практические применения, которые мы отчасти угадываем и теперь, скрыты в недавних научных открытиях. Пока мы ограничимся тем, что наметили новый путь — путь изучения потребностей и средств к их удовлетворению.

Единственное, чего может не хватить революции, это — смелого почина. Забитые с самой школы, рабы прошлого в зрелом возрасте и до самой смерти, мы почти не смеем думать. Когда появляется какая-нибудь новая идея, мы, прежде чем выработать себе собственное мнение о ней, справляемся с книгами, писанными сто лет тому назад, чтобы узнать, что думали об этом старые мудрецы. Но если у революции хватит смелости мысли и смелости почина, то в жизненных припасах она нужды терпеть не будет.

Из всех великих дней Революции 1789-93 гг. самым прекрасным, самым великим днём, который навсегда запечатлелся в умах, был день, когда собравшиеся со всех сторон участники праздника Федерации работали, как землекопы на Марсовом поле, приготовляя его к празднеству. В этот день Франция действительно была единой: одухотворённая новыми веяниями, она как бы провидела будущность, открывавшуюся перед нею, в общем труде над обработкой земли. Этот же общий труд на земле объединит и возродившееся общество, изглаживая в нём все следы вражды и угнетения, разбивающие его теперь на части.

Новое общество поймёт, что такое солидарность, этот великий двигатель, увеличивающий во сто раз энергию и творческую силу человека, и пойдёт со всею энергией молодости на завоевание будущего. Оно перестанет производить на неизвестных покупателей и обратится к потребностям и вкусам, существующим в его собственной среде; оно обеспечит всем своим членам и существование, и довольство, и то нравственное удовлетворение, которое даёт свободно избранный и свободно выполняемый труд, и наслаждение жить, не мешая жить другим. Полные смелости, вдохновляемые чувством взаимности, люди все вместе двинутся вперёд, на завоевание тех высоких наслаждений, которые даёт научное знание и художественное творчество.
(далее…)

Условие прогресса отход от мирового разделения труда

Вторник, 20 октября 2015

То же самое происходит и в других отраслях промышленности. Бельгия вполне утратила уже монополию выделки сукон, которые производятся теперь и в Германии, и в России, и в Австрии, и в Соединённых Штатах. Швейцария и французская Юра потеряли монополию производства часов: часы теперь делают повсюду. Шотландия уже не рафинирует сахара для России, а русский рафинад ввозится в Англию; Италия, несмотря на то, что у неё нет ни железа, ни угля, сама строит свои броненосцы и паровые машины для своих пароходов; производство химических веществ перестало быть монополией Англии: верную кислоту и соду приготовляют повсюду. На Парижской выставке 1889 года обращали на себя особое внимание всевозможные машины, построенные в окрестностях Цюриха, и оказалось, что Швейцария, удалённая от морей, не имеющая ни угля, ни железа — ничего, кроме прекрасных технических школ, — производит теперь паровые машины лучше и дешевле, чем Англия. Вот как сошла на нет старая теория специализации наций для обмена.

Таким образом, в промышленности, как и во всём остальном, наблюдается то же стремление, т. е. стремление к децентрализации. Каждая нация находит более выгодным соединить у себя земледелие с возможно более разнообразными фабриками и заводами. Та специализация, о которой нам говорили политико-экономы, годилась, может быть, для обогащения нескольких капиталистов, но она совершенно бесполезна вообще; гораздо выгоднее, наоборот, чтобы каждая страна, каждая географическая область могла возделывать у себя нужные ей хлеб и овощи и производить сама большую часть предметов, которые она потребляет. Это разнообразие — лучший залог развития промышленности посредством взаимодействия различных её отраслей, залог развития и распространения технических знаний и вообще движения вперёд; тогда как специализация — это, наоборот, остановка прогресса.

Земледелие может процветать только рядом с промышленностью. Едва где-нибудь появляется хоть один завод, вокруг него обязательно должны вырасти другие заводы, которые поддерживают и поощряют друг друга своими изобретениями и развиваются параллельно.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Планировать экономику исходя из спроса и ресурсов

Четверг, 23 июля 2015

Исходя из понятия о свободной личности и переходя затем к свободному обществу — вместо того чтобы начинать с государства, а затем спускаться к личности, — рассматривая, следовательно, общество и его политическую организацию с совершенно иной точки зрения, чем школы сторонников государственной власти, мы и в вопросах экономических следуем тому же методу. Мы изучаем потребности личности и средства, которыми она пользуется для их удовлетворения, а затем уже обсуждаем вопросы производства, обмена, налогов, правительства и т. п. С первого взгляда это различие может показаться неважным, но в действительности оно перевёртывает все понятия официальной политической экономии.

Откройте сочинения любого из экономистов. Вы увидите, что он начинает с производства: разбирает средства, употребляемые в настоящее время для создания богатств: разделение труда, мануфактуры, роль машин, накопление капитала. Начиная с Адама Смита и кончая Марксом, все экономисты поступали именно так. Только во второй или третьей части своего труда начинает экономист говорить о потреблении, т. е. об удовлетворении потребностей личности; да и то ограничивается он описанием того, как распределяются теперь богатства между всеми теми, кто предъявляет на них права. Мне, может быть, скажут, что это вполне логично, что прежде чем удовлетворять потребности, нужно создать то, что требуется для этого удовлетворения; что прежде чем потреблять, нужно произвести.

Но прежде чем произвести что бы то ни было, разве не нужно почувствовать потребность в данном предмете? Что, как не необходимость, заставило прежде всего человека охотиться, разводить скот, обрабатывать землю, выделывать орудия, а позднее — изобретать и строить машины? И чем, как не изучением потребностей, должно было бы руководствоваться производство? Было бы поэтому по меньшей мере одинаково логично начать именно с того, что побуждает человека работать, а затем уже перейти к рассмотрению средства удовлетворения потребностей посредством производства.
(далее…)

Общественное планирование производства и потребления

Четверг, 28 мая 2015

Советский пин-ап

Заметим также, что если принять за исходную точку потребности людей [при планировании экономики], то мы неизбежно должны прийти к коммунизму, т. е. к тому общественному устройству, которое наиболее полным и наиболее экономным образом обеспечивает удовлетворение людских потребностей. Напротив того, если исходить из современного производства, иметь в виду только прибыль и прибавочную стоимость, оставляя в стороне вопрос о том, насколько производство даёт удовлетворение потребностям, экономист неизбежно приходит к капитализму или, самое большее, к коллективизму, — во всяком случае, к той или другой форме наёмного труда.

В самом деле, если мы обратим внимание на потребности личности и общества и на те средства, которыми человек пользовался на различных ступенях своего развития для их удовлетворения, то мы убедимся в необходимости согласовать единичные усилия людей и направлять их к общей цели — удовлетворению нужд всех членов общества, — а не предоставлять удовлетворение этих нужд всем случайностям разрозненного производства, как это происходит теперь. Мы поймём, что присвоение небольшим меньшинством всех богатств, которые остались непотреблёнными в одном поколении и должны были бы перейти к следующему поколению, отнюдь не соответствует интересам общества. Потребности трёх четвертей общества остаются в таком случае неудовлетворёнными, а бесполезная трата человеческих сил становится ещё более бессмысленной и ещё более жестокой. Мы поймём, наконец, что самое выгодное употребление продуктов — это удовлетворение, прежде всего, наиболее настоятельных потребностей и что ценность предмета, по отношению к его полезности, зависит не от простого каприза, как часто говорят экономисты, а от той степени, в которой он нужен для удовлетворения действительных и наиболее настоятельных нужд.
(далее…)

ВИТА