Анонимайзер | Сообщество | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

С октября блога по этому адресу не будет
Перекат блога здесь kalarupa.com/page.php

Записи с метками ‘довольство’

Доказательство возможности самодостаточной агломерации

Вторник, 22 марта 2016
Калея закатечичи в инертном субстрате без земли

Калея закатечичи в инертном субстрате без земли

Резюмируя данные [рассмотрев на примере Парижа самодостаточную агломерацию будущего], относящиеся к земледелию и показывающие, что жители двух департаментов — Сены и Сены с Уазой — вполне могут существовать на своей территории, отдавая ежегодно на своё пропитание очень незначительное количество времени, мы получим следующие цифры:

Департаменты Сены и Сены с Уазой:
Число жителей в 1886 году …………………. 3 600 000
Площадь в десятинах ……………………………. 549 000
Среднее число жителей на десятину …. 654

Пространство, обрабатываемое для доставления пищи жителям (в десятинах):
Хлебные растения ……………………………….. 180000
Естественные и искусственные луга … 180000
Овощи и фрукты ………………………………….. от 6300 до 9000

Всё остальное (дома, пути сообщения, парки, леса): 180000

Количество труда, необходимое для улучшения и обработки этих площадей (в 5-ти часовых рабочих днях):
Хлеб (уход и сбор) ………………………………. 15 000 000
Луга, молоко, разведение скота ………… 10 000 000
Огородничество, фрукты, составляющие предмет роскоши и т. д. … 33 000 000
Непредвиденные работы ……………………… 12 000 000
В общем, 5-ти часовых полудней ………. 70 000 000

Если предположить, что земледелием захочет заниматься только половина всех взрослых людей (мужчин и женщин), то эти 70 миллионов полудней придётся распределить между 1 200 000 человек, что составит на каждого из работающих 58 рабочих дней по 5-ти часов.
(далее…)

Самодостаточные агломерации путь возрождения общества

Вторник, 16 февраля 2016
Гидропонные установки для выращивания без земли

Гидропонные установки для выращивания без земли

Не будем вдаваться в область фантазии [рассматривая самодостаточную агломерацию будущего] и останемся на почве установленных фактов. Уже те приёмы земледелия, которые существуют теперь, которые прилагаются в крупных размерах и успешно выдерживают торговую конкуренцию, могут нам дать и довольство, и роскошь, требуя взамен лишь небольшое количество приятного труда. Недалёкое будущее покажет нам, какие практические применения, которые мы отчасти угадываем и теперь, скрыты в недавних научных открытиях. Пока мы ограничимся тем, что наметили новый путь — путь изучения потребностей и средств к их удовлетворению.

Единственное, чего может не хватить революции, это — смелого почина. Забитые с самой школы, рабы прошлого в зрелом возрасте и до самой смерти, мы почти не смеем думать. Когда появляется какая-нибудь новая идея, мы, прежде чем выработать себе собственное мнение о ней, справляемся с книгами, писанными сто лет тому назад, чтобы узнать, что думали об этом старые мудрецы. Но если у революции хватит смелости мысли и смелости почина, то в жизненных припасах она нужды терпеть не будет.

Из всех великих дней Революции 1789-93 гг. самым прекрасным, самым великим днём, который навсегда запечатлелся в умах, был день, когда собравшиеся со всех сторон участники праздника Федерации работали, как землекопы на Марсовом поле, приготовляя его к празднеству. В этот день Франция действительно была единой: одухотворённая новыми веяниями, она как бы провидела будущность, открывавшуюся перед нею, в общем труде над обработкой земли. Этот же общий труд на земле объединит и возродившееся общество, изглаживая в нём все следы вражды и угнетения, разбивающие его теперь на части.

Новое общество поймёт, что такое солидарность, этот великий двигатель, увеличивающий во сто раз энергию и творческую силу человека, и пойдёт со всею энергией молодости на завоевание будущего. Оно перестанет производить на неизвестных покупателей и обратится к потребностям и вкусам, существующим в его собственной среде; оно обеспечит всем своим членам и существование, и довольство, и то нравственное удовлетворение, которое даёт свободно избранный и свободно выполняемый труд, и наслаждение жить, не мешая жить другим. Полные смелости, вдохновляемые чувством взаимности, люди все вместе двинутся вперёд, на завоевание тех высоких наслаждений, которые даёт научное знание и художественное творчество.
(далее…)

Экспроприация ведёт к комплексному развитию отраслей

Вторник, 29 сентября 2015

Представим себе теперь территорию — крупную или мелкую, делающую первые шаги на пути к социальной революции. «Никакого изменения не произойдёт, — говорят нам иногда коллективисты в своих утопиях. — Фабрики, заводы и мастерские экспроприируют и провозгласят их национальною или общинною собственностью, а затем каждый вернётся к своему обычному труду. Социальная революция будет произведена».

Но этого, конечно, не будет. Социальная революция так просто не совершится. Мы уже говорили, что, если завтра где бы то ни было: в Париже, в Лионе или в каком-нибудь другом городе вспыхнет революция, если завтра, в Париже или где бы то ни было, народ завладеет заводами, домами и банками — всё современное производство должно будет совершенно изменить весь свой вид в силу одного этого факта. Внешняя торговля и подвоз хлеба из-за границы прекратятся; движение товаров и съестных припасов будет приостановлено. Чтобы иметь всё необходимое, восставшему народу или восставшей территории придётся поэтому преобразовать всё своё производство. Если они не сумеют этого сделать — они должны будут погибнуть. Если же они восторжествуют, то это значит, что они совершат полную революцию во всей экономической жизни страны, во всём производстве и распределении.

Подвоз жизненных припасов приостановится, а потребление, между тем, возрастёт; три миллиона французов, работающих на вывоз, останутся без работы; множества предметов, которые Франция привыкла получать из дальних или соседних стран, не будет; производство предметов роскоши временно приостановится, — что же делать тогда жителям, чтобы обеспечить себе возможность жизни хоть на год? По нашему мнению, ответ ясен и неизбежен. Когда запасы начнут истощаться, большинство вынуждено будет обратиться за пищей к земле. Придётся возделывать землю, придётся соединить в самом Париже и в его окрестностях земледелие с промышленностью и оставить пока многие мелкие ремёсла, занимающиеся предметами роскоши, чтобы позаботиться о самом насущном — о хлебе.

Горожанам придётся заняться земледелием, но очевидно не таким, которое теперь выпало на долю крестьян, изнуряющих себя за плугом и едва получающих чем себя прокормить, а земледелием, опирающимся на усиленную садово-огородную обработку земли, применённую в широких размерах и пользующуюся всеми машинами, какие уже изобрёл и изобретёт человек. Они будут обрабатывать землю, но не так, как подобный вьючному животному крестьянин, на что, между прочим, парижский ювелир и не пойдёт. Нет, они преобразуют земледелие и сделают это не через десять лет, а сейчас же, в разгаре революционной борьбы, потому что иначе им не устоять перед врагом.
(далее…)

Революция выявит необычайную изобретательность народа

Вторник, 22 сентября 2015
Майдан. Катапульта на Грушевского.

Майдан. Катапульта на Грушевского.

Итак, [когда после экспроприации остановится производство] нужно будет заняться обработкой земли. Но нужно будет, вместе с тем, производить и множество вещей, которые мы вообще привыкли получать из-за границы; а не следует забывать, что для жителей восставшей территории «за границей» будет всё то, что не последует за ним в их революционном движении. В 1793 и 1871 году «заграница» начиналась для восставшего Парижа у самых ворот города. Спекулянт хлебом, живший в соседнем городе, уже морил с голоду парижских санкюлотов («оборванцев») точно так же и даже больше, чем немецкие войска, приведённые на французскую территорию версальскими заговорщиками. Нужно будет суметь обойтись без этой «заграницы» — и без неё обойдутся. Когда, вследствие континентальной блокады, Франция оказалась лишённой тростникового сахара, она выдумала свекловичный. Когда неоткуда было взять селитры для пороха, Париж нашёл её у себя в погребах. Неужели же мы, вооружённые современным знанием, окажемся ниже наших дедов, которые ещё только знакомились с первыми зачатками науки?

Дело в том, что революция есть нечто большее, чем уничтожение того или другого строя. Она является также пробуждением человеческого ума, она представляет развитие изобретательности; она — заря новой науки, науки Лапласов, Ламарков, Лавуазье, созданной революцией 1789-1793 года. Она — революция в умах, ещё более значительная, чем революция в учреждениях.

А нам говорят, чтобы мы вернулись в свои мастерские, точно речь идёт о том, чтобы прийти к себе домой после прогулки в каком-нибудь загородном лесу или к избирательным урнам! Уже один факт разрушения буржуазной собственности предполагает неизбежно полное переустройство всей экономической жизни — и в мастерской, и в домах, и на заводах. И революция совершит это переустройство! Пусть только Париж, охваченный социальной Революцией, окажется на год или на два отрезанным от остального мира усилиями царей — лакеев буржуазного порядка; и парижане, ещё не забитые, к счастью, на крупных фабриках, а привыкшие изощрять свою изобретательность на всевозможных мелких ремёслах, покажут миру, чего может достигнуть человеческий ум, не требуя ниоткуда ничего, кроме двигательной силы освещающего нас солнца и уносящего наши нечистоты ветра да тех сил, которые работают в недрах попираемой нами земли!
(далее…)

Планировать экономику исходя из спроса и ресурсов

Четверг, 23 июля 2015

Исходя из понятия о свободной личности и переходя затем к свободному обществу — вместо того чтобы начинать с государства, а затем спускаться к личности, — рассматривая, следовательно, общество и его политическую организацию с совершенно иной точки зрения, чем школы сторонников государственной власти, мы и в вопросах экономических следуем тому же методу. Мы изучаем потребности личности и средства, которыми она пользуется для их удовлетворения, а затем уже обсуждаем вопросы производства, обмена, налогов, правительства и т. п. С первого взгляда это различие может показаться неважным, но в действительности оно перевёртывает все понятия официальной политической экономии.

Откройте сочинения любого из экономистов. Вы увидите, что он начинает с производства: разбирает средства, употребляемые в настоящее время для создания богатств: разделение труда, мануфактуры, роль машин, накопление капитала. Начиная с Адама Смита и кончая Марксом, все экономисты поступали именно так. Только во второй или третьей части своего труда начинает экономист говорить о потреблении, т. е. об удовлетворении потребностей личности; да и то ограничивается он описанием того, как распределяются теперь богатства между всеми теми, кто предъявляет на них права. Мне, может быть, скажут, что это вполне логично, что прежде чем удовлетворять потребности, нужно создать то, что требуется для этого удовлетворения; что прежде чем потреблять, нужно произвести.

Но прежде чем произвести что бы то ни было, разве не нужно почувствовать потребность в данном предмете? Что, как не необходимость, заставило прежде всего человека охотиться, разводить скот, обрабатывать землю, выделывать орудия, а позднее — изобретать и строить машины? И чем, как не изучением потребностей, должно было бы руководствоваться производство? Было бы поэтому по меньшей мере одинаково логично начать именно с того, что побуждает человека работать, а затем уже перейти к рассмотрению средства удовлетворения потребностей посредством производства.
(далее…)

Они называют нас сатанистами. Не будем их разубеждать.

Воскресенье, 28 июня 2015

Сатанинская пентаграмма

«Против строительства выступает небескорыстная группа (городские сумасшедшие и искренние соседи ходят, конечно, бесплатно) состоящая из нескольких социальных групп: левые, “яблокы”, сатанисты-анархисты, ненавистники РПЦ в принципе, свободные граждане, которым продули мозг.» — http://www.ridus.ru/news/189337

Как и следовало ожидать, противостояние на Торфянке вызвало новый виток информационной войны. Немного странно, что православные ещё не опубликовали очередное «сенсационное расследование» про КЧБ. Наверное пишут… Зато уже повесили на анархистов ярлык сатанистов, очевидно, искренне полагая, что протестовать против церкви могут либо наймиты госдепа, либо сатанисты. По всей видимости, они действительно так думают. Вероятно, мы имеем дело с сумасшедшими. Но, если не предвзято рассмотреть «Бога» и «Сатану» как персонификации определённых идей, в ярлыке сатанистов нет ничего оскорбительного для анархиста или любого социалиста.

Бог олицетворяет идею покорности власти, Сатана — бунта.
Бог олицетворяет смирение перед лицом несправедливости, Сатана — борьбу за справедливость.
Бог несёт идею раболепства и холуйства, Сатана — свободы.
Бог несёт идею самоуничижения, Сатана — гордости.
Бог несёт идею порочности человеческого начала, Сатана — величие человека.
Бог несёт идею довольства малым, Сатана — стремление к изобилию.
Бог несёт идею рая в посмертии, Сатана — коммунистического рая на Земле.
Бог олицетворяет суеверия и предрассудки, Сатана — научный прогресс.
Бог олицетворяет отказ от плотских удовольствий, Сатана — плотские наслаждения.
Бог олицетворяет скорбь, уныние и смерть на кресте, Сатана — радость жизни.
Бог противник природы, враждуя с «лешими», «кикиморами», «водяными», которые есть олицетворение природных стихий, Сатана — любит лес и дружит с «духами» стихий.

Постыдно, это если принимают за православного. Если же принимают за «сатанистов», не будем их разубеждать!

Общественное планирование производства и потребления

Четверг, 28 мая 2015

Советский пин-ап

Заметим также, что если принять за исходную точку потребности людей [при планировании экономики], то мы неизбежно должны прийти к коммунизму, т. е. к тому общественному устройству, которое наиболее полным и наиболее экономным образом обеспечивает удовлетворение людских потребностей. Напротив того, если исходить из современного производства, иметь в виду только прибыль и прибавочную стоимость, оставляя в стороне вопрос о том, насколько производство даёт удовлетворение потребностям, экономист неизбежно приходит к капитализму или, самое большее, к коллективизму, — во всяком случае, к той или другой форме наёмного труда.

В самом деле, если мы обратим внимание на потребности личности и общества и на те средства, которыми человек пользовался на различных ступенях своего развития для их удовлетворения, то мы убедимся в необходимости согласовать единичные усилия людей и направлять их к общей цели — удовлетворению нужд всех членов общества, — а не предоставлять удовлетворение этих нужд всем случайностям разрозненного производства, как это происходит теперь. Мы поймём, что присвоение небольшим меньшинством всех богатств, которые остались непотреблёнными в одном поколении и должны были бы перейти к следующему поколению, отнюдь не соответствует интересам общества. Потребности трёх четвертей общества остаются в таком случае неудовлетворёнными, а бесполезная трата человеческих сил становится ещё более бессмысленной и ещё более жестокой. Мы поймём, наконец, что самое выгодное употребление продуктов — это удовлетворение, прежде всего, наиболее настоятельных потребностей и что ценность предмета, по отношению к его полезности, зависит не от простого каприза, как часто говорят экономисты, а от той степени, в которой он нужен для удовлетворения действительных и наиболее настоятельных нужд.
(далее…)