Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘община’

«Люди без лиц»: съёмки российских анархистов в Мексике

Вторник, 13 сентября 2016

В 1994 году вооружённые индейцы вышли из мексиканских джунглей. Они заявили, что восстание стало шагом отчаяния, попыткой рассказать о бедственном положении коренного населения. Столкновения повстанцев с внутренними войсками продолжались лишь несколько дней, но война остаётся незавершённой до сих пор. Спустя 20 лет после вооружённого восстания, тысячи индейцев участвуют в гражданском движении, основанном Сапатистской армией народного освобождения. В самых укромных уголках Мексики они строят «другой мир» — самодостаточное альтернативное общество, автономное и независимое от традиционных институтов. Сапатисты создают обширную сеть солидарности, к которой присоединяются симпатизанты из числа местного населения и добровольцы международных некоммерческих организаций.

Фильм снят группой российских анархистов и является уникальным, поскольку сапатисты, как правило, не позволяют вести фото и видео съёмку в своих поселениях. Он стал результатом анализа двух лет съёмок в Мексике, в автономных общинах, основанных на принципах самоуправления, продвигаемых здесь Сапатистской армией народного освобождения. Проект полностью некоммерческий, в процессе изготовления ни один участник не получил денежной прибыли. Ресурсы проекта vk.com/freetravels, vk.com/zapatista_film, zapatista.ru

Один день в Сквошино. Анархо-коммуна на Псковщине.

Вторник, 21 июня 2016

Сквот в Псковской области Я пробираюсь через весеннюю распутицу и распаханное фермершей поле на Новую Землю — сегодня там еженедельное воскресное собрание. В распоряжении поселенцев несколько хуторов — один в километре или паре от другого. От времени их появления образовались и «кодовые» названия хуторов — Старая земля — первый сквотируемый дом, Новая Земля — несколько участков, взятых в аренду, на одном из которых был построен общий круглый глино-соломенный дом — Средняя земля — потому что она была как раз посерёдке между двумя другими. Все хутора находятся в разных населённых пунктах, поэтому названия прижились и закрепились.

На подходах к Новой слышен визг работающей пилорамы, собранной одним из участников сообщества — «Кулибиным» Сквошино. На неё было потрачено много сил, не один диск и мотор сгорели и сломались, пока не был достигнут подходящий баланс между мощностью и скоростью, так что слышать этот гул очень радостно. Ребята заканчивают пилить и идут в круглый дом. Обсуждаем насущные вопросы — рассаду для огорода, летний фестиваль, выделение сельхозземель для посадки большого плодового сада, заготовку дров на делянке, запланированный детский лагерь. Договариваемся о внеурочном собрании по «образотворчеству» — как раз собралась большая часть участников — зимой на местности дел обычно немного, и многие уезжают в город подзаработать и приезжают наездами.

Решаем собраться на весеннее равноденствие пожечь костёр — когда живёшь на природе, начинает ощущаться этот ритм, реагируешь на затмения и новолуния и хочется встречаться и тусить не в Новый год, а на зимнее солнцестояние, и купаться идти на Летнее, и зиму провожать в конце марта, а не холодной февральской Масленицей. Праздники обусловлены астрономическими датами и посадкой и сбором урожая, а не государственными выходными. И для таких праздников не обязательно становиться язычником — можно придумать квест на местности с загадками, шарадами, заданиями и поисками по карте, чтобы в итоге собраться в оговорённом месте, зажечь заранее сложенный костёр, выпить пуэру и поиграть вместе на музыкальных инструментах.
(далее…)

Автономия: нахождение в одном пространстве дело нелёгкое

Понедельник, 28 декабря 2015

Сквоттеры Украины

Харьковский сквот «Автономия» появился на волне майданного угара: когда активисты ещё были в кураже, а люди в форме старались не отсвечивать. О своём опыте построения либертарной коммуны рассказали основатели — безработный Ян Герасимов и художница Маша Федченко.

Ян: Почему мы решили сделать сквот? Ну тут следует начать с краткого описания обстановки в Харькове в тот период. Захваты административных зданий, горящие окна СБУ, на улицах вооружённые люди, при виде которых милиция отходила в сторонку: всё это создавало определённую волну социальной нестабильности.

    Маша: Ещё до сквота мы очень бурно занимались активистской деятельностью. Ещё с зимы мы ходили на наш местный Майдан буквально как на работу. Здесь мы заявляли о своих позициях и предлагали внесение социальной повестки в протест.

Ян: Когда нас захватила идея засквотировать здание, никто и не надеялся, что проект просуществует так долго. Понимая это, одновременно с восстановлением заброшенного здания и его обустройством мы работали над созданием «социальной поддержки». С самого начала мы решили делать сквот открыто и максимально информировать о его социальном значении общественность. Конечно же, на длительный срок существования сквота повлияла ситуация в Украине.

    Маша: В течение мая власти попытались как-то навести порядок, но хлынувший поток переселенцев после начала конфликта на юго-востоке снова вывел город из ощущения временной стабильности. В Харьков в течение июля приехало 250 тысяч человек.

(далее…)

Отмена частной собственности несовместима с наёмным трудом

Воскресенье, 15 марта 2015

Советский пин-ап

Коллективисты начинают с признания революционного принципа — уничтожения частной собственности, а затем сейчас же отрицают его, оставляя без изменения такой способ организации производства и потребления, который сложился именно вследствие существования частной собственности на орудия производства. Они провозглашают революционный принцип — и вместе с тем не замечают последствий, к которым он неизбежно должен привести. Они забывают, что уже самый факт уничтожения частной собственности на орудия труда (землю, фабрики, пути сообщения, капиталы и проч.) должен заставить общество вступить на совершенно новый путь; что он должен вызвать полный переворот во всём производстве — как в его целях, так и в его средствах; что как только земля, машины и всё остальное станет считаться общей собственностью, все ежедневные отношения между людьми должны будут подвергнуться глубокому, существенному изменению.

«Пусть не будет частной собственности, — говорят они и тотчас же стараются удержать частную собственность в её ежедневных проявлениях. — В отношении производства вы будете составлять коммунистическую общину; поля, орудия, машины, всё, что произведено было до сих пор: фабрики, железные дороги, гавани, копи и т. д., — всё это будет ваше общее. Относительно доли участия каждого в этой общей собственности не будет подниматься никакого вопроса. Но лишь только дело дойдёт до вознаграждения за труд, вы на другой же день начнёте оспаривать друг у друга долю участия каждого из вас в производстве новых машин, в разработке новых копей.

Старайтесь в точности взвесить часть, приходящуюся на долю каждого. Считайте минуты и ревниво следите за тем, чтобы минута труда вашего соседа не могла купить большее количество продуктов, чем ваша минута. А так как часами ничего измерить нельзя, потому что на одной фабрике рабочий может смотреть одновременно за шестью ткацкими станками, тогда как на другой он может смотреть только за двумя, то вы начните взвешивать также потраченную каждым из вас мышечную силу и умственную и нервную энергию. В точности высчитайте годы, употреблённые на обучение каждого работника, чтобы определить долю каждого в будущем производстве, и всё это — после того, как вы сами же заявите, что в производстве прежних лет вы совершенно не намерены принимать во внимание, каково было участие того или другого из вас!»
(далее…)

Опыт доказывает производительность общинного труда

Среда, 22 октября 2014

Что касается формы владения орудиями труда, то в рассуждениях экономистов собственность представляется только как лучший путь, чтобы обеспечить земледельцу продукты труда и результаты его улучшений. Чтобы доказать, однако, преимущество личной частной собственности перед всякой другой формой владения, экономисты должны были бы показать нам, что при общинном землевладении и труде земля никогда не даёт таких обильных урожаев, как при частном. В действительности же это не так; опыт показывает противное.

Возьмите, например, какую-нибудь общину Ваадтского кантона в Швейцарии зимой, когда все жители деревни отправляются рубить лес, принадлежащий им всем в силу общинного владения. Именно в эти-то «праздники труда» и проявляется наибольшее рвение к работе, наибольшее напряжение человеческих сил. Никакой наёмный труд, точно так же как и никакие личные усилия собственника не могут сравниться с ним. Или возьмите русскую деревню, когда все выходят косить луг, принадлежащий общине или же взятый миром в аренду, — и вы увидите, что может сделать человек, когда он работает сообща для общего дела. Косцы стараются друг перед другом захватить своей косой как можно больший круг, женщины поспевают за ними, спеша перетряхнуть накошенную траву. Это — настоящий праздник труда, во время которого сто человек успевают в несколько часов больше, чем они сделали бы в несколько дней, если бы каждый работал отдельно. И какое печальное зрелище представляет рядом с этим труд одинокого собственника!

Можно было бы указать, наконец, на тысячи других примеров из жизни американских пионеров, швейцарских, немецких и русских деревень, русских артелей каменщиков, плотников, перевозчиков, рыболовов, которые прямо делят между собою получаемые продукты или вознаграждение, не прибегая к посредничеству подрядчиков. Можно было бы указать ещё и на общую охоту кочевых племён и на бесчисленное множество других, вполне успешных общинных предприятий; повсюду мы увидали бы одно и то же: бесспорное превосходство общинного труда над трудом наёмным или над трудом единичного собственника.
(далее…)

Пример общественного договора анархической общины

Суббота, 9 августа 2014

Здесь [в вопросе противодействия рабочего коллектива тунеядцам] происходит то же самое, что и в деле поддержания в обществе известного нравственного уровня. Обыкновенно думают, что он поддерживается благодаря судьям и полиции, тогда как в действительности он существует, несмотря на их присутствие. «Чем больше законов, тем больше преступлений», — говорили люди ещё задолго до нас.

И такой приём [размежевания с тунеядцами] практикуется не только в промышленных учреждениях, но повсюду и постоянно, и в таких широких размерах, что только одни книгоеды могут выражать сомнения на этот счёт. Когда какая-нибудь железнодорожная компания, входящая в союз нескольких компаний, нарушает свои обязательства, когда она опаздывает со своими поездами и допускает, чтобы товары залёживались на станциях, — остальные компании грозят порвать с нею контракт, и этой угрозы почти всегда бывает достаточно. Обыкновенно думают — или, по крайней мере, говорят, — что если в торговых делах люди большею частью исполняют свои обязательства, то это только благодаря боязни суда; но в действительности это вовсе не так. В девяти случаях из десяти коммерсант, который нарушает данное им слово, вовсе не рискует попасть под суд. В особенно деятельных торговых центрах, как, например, в Лондоне, уже одного факта, что приходится обращаться в суд, достаточно для огромного большинства купцов, чтобы не иметь больше никаких деловых отношений с человеком, который их принудил к этому. Почему же то, что делается в настоящее время между товарищами по работе, между купцами и между железнодорожными компаниями, оказалось бы невозможным в обществе, основанном на добровольном труде?

Коммунистическая община смело могла бы поставить своим членам хотя бы следующее условие:

«Мы готовы обеспечить вам пользование нашими домами, магазинами, улицами, средствами передвижения, школами, музеями и т. д. с условием, чтобы от двадцати до сорока пяти или пятидесяти лет вы посвящали четыре или пять часов в день труду, необходимому для жизни. Выберите сами, если хотите, те группы, к которым вы желали бы присоединиться, или составьте какую-нибудь новую группу, лишь бы только она взяла на себя производство предметов, признанных нами необходимыми. Что же касается остального времени, то соединяйтесь с кем угодно, для каких угодно удовольствий, для каких угодно наслаждений искусством или наукой.
(далее…)

Коммунальное жильё ошибка утопического социализма

Суббота, 22 марта 2014

Советский пин-ап

Общество, возрождённое революцией, сумеет уничтожить и домашнее рабство — последнюю форму рабства, которая вместе с тем, может быть, и самая упорная, потому что она самая старинная. Но освобождённое общество примется за это иначе, чем это думали государственные коммунисты — обожатели суровой власти с их аракчеевскими «армиями труда».

Миллионы человеческих существ никогда не согласятся жить в фаланстере. Правда, даже наименее общительный человек испытывает по временам потребность встречаться с другими людьми для общего труда — труда, который становится более привлекательным, если человек чувствует себя при этом частью одного огромного целого. Но часы досуга, посвящаемые отдыху и близким людям, — дело гораздо более личное. А между тем фаланстеры, и даже фамилистеры не считаются с этой потребностью или если и считаются, то пытаются удовлетворить её искусственным образом. Фаланстер, который, в сущности, представляет не что иное, как огромную гостиницу, может нравиться некоторым, или даже всем в известные периоды их жизни; но огромное большинство людей всё-таки предпочитает жизнь семейную (конечно, семейную жизнь будущего). Люди больше любят отдельные квартиры, а норманская и англосаксонская раса предпочитают даже отдельные домики из четырёх, пяти или более комнат, в которых можно жить своей семьёй или в тесном кружке друзей.
(далее…)

ВИТА