Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Записи с метками ‘общественная собственность’

Заготовка декрета об обобществлении личных автомобилей

Суббота, 16 декабря 2017

Швондер из фильма Собачье сердце

Проект декрета %number%
об обобществлении личных транспортных средств

1. Транспортные средства, за исключением велосипедов и роликовых досок, находящиеся в личном владении граждан, настоящим объявляются общественной собственностью. Декрет вступает в силу с момента опубликования на информационном стенде ревкома.

2. Ответственными за предоставление во временное пользование и поддержание технической исправности назначаются изъявившие желание бывшие владельцы, которым предписывается прибыть в районный Революционный Комитет для постановки транспортного средства на учёт.

3. Любой желающий может обратиться к назначенному ответственному лицу для бесплатного предоставления транспортного средства во временное пользование с обоснованием необходимости и в порядке общей очереди. Многодетные семьи обладают приоритетом.

4. Заявки на бесплатное выделение горючего и плановый ремонт подавать в ревком не позднее чем за 4 дня, для планирования поставок и составления графиков. Для срочного ремонта обратиться в любой автосервис и предъявить справку о постановке на учёт в ревкоме.

5. Пункты автосервиса и склады запчастей передаются в распоряжение ревкомов. Представителям ревкомов провести перепись рабочих автосервисов, выделить жильё и предоставить обеспечение как коммунарам.

6. Транспортные средства, вышедшие из строя в результате непреднамеренной аварии, стихийных бедствий или по сроку службы и не подлежащие ремонту, снимаются с учёта в ревкоме.

7. Порча транспортного средства в результате ненадлежащего обращения или преднамеренных действий, а также укрывательство или иное препятствование общественному пользованию со стороны бывших владельцев, влечёт исключение из числа коммунаров.

Национализация женщин. Ошибки, уроки, выводы.

Понедельник, 18 мая 2015

Национализация женщин в СССР

По всей видимости шанс построения подлинно социалистического общества, который действительно дала Великая Октябрьская социалистическая революция, был упущен почти сразу, в начале 1920-х. Помимо поэтапного преобразования поначалу добровольной рабоче-крестьянской милиции в фактически государственную полицию и разгона самих «Советов рабочих и солдатских депутатов» в 1924 году, после чего власть собственно уже и перестала быть советской, основной причиной видится провал кампании «национализации женщин», которая столкнулась с подлым саботажем со стороны религиозной прослойки. Последовавшее за этим постепенное обуржуазивание бюрократии, а через 70 лет и вовсе отход от декларативных принципов общественной собственности на средства производства, связаны с тем, что как раз семья является потребителем частной собственности. «Мой муж, мои дети, мой дом, мой бизнес» — вот логика женщины, у которой отсутствует пролетарское классовое сознание! И поскольку после социалистической революции нам предстоит повторить эту попытку и в этот раз довести её до конца, разберём четыре причины обобществления женщин.

Во-первых. Ребёнок нуждается в сложной организации здорового детского питания, наличии просторной детской комнаты, где он мог бы достаточно двигаться и всё ломать, присмотре опытного педагога, который знает как правильно работать с детьми, и общении со сверстниками. В семье это практически нереально, поэтому дети должны расти в специально оборудованных социальных центрах, но без изоляции от родителей и ненужного армейского режима, какой в нынешних детских домах. А значит отпадёт и необходимость в отце, как кормильце семьи. Собственно от женщины требуется только родить, остальное общество возьмёт на себя и сделает это лучшим образом.

Во-вторых. Ребёнок не должен расти в обстановке необходимости подчинения прихотям родителей и не может быть произвольно наказан потому что «не слушается маму». Для свободного социалистического общества всеобщего благополучия нам нужны смелые и свободно мыслящие люди, не привыкшие подчиняться чужой воле, привыкшие сами отвечать за свои поступки, а не безвольные рабы, которых выращивают в семьях для нужд государства и капитала. А семья стало быть не нужна и обречена в счастливом обществе стать рудиментом.
(далее…)

Наёмный труд в любом виде противоречит идеям социализма

Четверг, 16 апреля 2015

То же самое происходит и с наёмным трудом. Можно ли, в самом деле, после того, как мы провозгласили [бы после социалистической революции] необходимость уничтожения частной собственности и коллективное владение орудиями труда, требовать, в той или иной форме, сохранения системы наёмного труда? А между тем, проповедуя рабочие чеки, коллективисты поступают именно так. Что эту систему предлагали английские социалисты в начале века (Роберт Оуэн) — вполне понятно: они в то время хотели примирить труд с капиталом и отказывались от всякой мысли нарушить насильственным путём собственность капиталистов. Понятно и то, что эту мысль принял впоследствии Прудон: в своей системе взаимного кредита он стремился сделать капитал менее вредным при сохранении частной собственности, которую он ненавидел в душе, но считал необходимой гарантией для личности против государства.

Что рабочие чеки признают и более или менее буржуазные экономисты — это также не удивительно. Для них безразлично, будет ли получать рабочий свою плату в этой форме или в форме денег с изображением республики или империи. Им нужно спасти от грозящего им погрома частную собственность на жилые дома, на землю, на фабрики, во всяком случае — собственность на жилые дома и на капитал, нужный для фабричного производства. А для этой цели введение рабочих чеков оказалось бы как нельзя более подходящим. Лишь бы только такой чек можно было обменять на всякие драгоценности, — и всякий хозяин дома охотно примет его в уплату за квартиру. А до тех пор, пока жилые дома, земля и заводы будут принадлежать отдельным собственникам, рабочему поневоле придётся так или иначе платить им, чтобы иметь возможность работать в их полях или на их заводах и жить в их домах.

Но как можно защищать рабочие чеки — эту новую форму наёмного труда, — раз мы установили, что дома, поля и заводы не составляют больше частной собственности, а принадлежат общине или всей нации? Этого мы не понимаем.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Буржуазный характер системы «рабочих чеков»

Четверг, 9 апреля 2015

Советский пин-ап

Присмотримся ближе к этому способу вознаграждения труда, проповедуемому французскими, немецкими, английскими и итальянскими коллективистами [приверженцами государственного социализма]. Он сводится приблизительно к следующему: «все работают — в полях, на заводах, в школах, в больницах и т. д. Продолжительность рабочего дня устанавливается государством, которому принадлежат земля, заводы, пути сообщения и проч. Каждый рабочий день вознаграждается рабочим чеком, на котором значится, скажем, — «восемь часов труда». За этот чек рабочий может приобрести в магазинах, принадлежащих государству или различным корпорациям, всевозможные товары. Этот чек может также дробиться, как деньги, так что, например, можно купить на рабочий час мяса, на десять минут спичек или на полчаса табаку. Вместо того, чтобы говорить: «Дайте мне на пять копеек мыла», — после коллективистской революции станут говорить: «Дайте мне на пять минут мыла».

Большинство коллективистов, кроме того, остаются верными разделению, установленному буржуазными экономистами (и Марксом), между трудом сложным, требующим предварительного обучения, и трудом простым; они говорят, что труд сложный, т. е. профессиональный, должен оплачиваться в несколько раз больше, чем труд простой. Так, например, один час труда врача будет считаться соответствующим двум или трём часам труда больничной сиделки или трём часам труда землекопа. «Профессиональный, или квалифицированный труд будет иметь ценность в несколько раз большую, чем труд простой», — говорит коллективист Гренлунд, потому что этот род труда требует более или менее долгого обучения.
(далее…)

Опыт доказывает производительность общинного труда

Среда, 22 октября 2014

Что касается формы владения орудиями труда, то в рассуждениях экономистов собственность представляется только как лучший путь, чтобы обеспечить земледельцу продукты труда и результаты его улучшений. Чтобы доказать, однако, преимущество личной частной собственности перед всякой другой формой владения, экономисты должны были бы показать нам, что при общинном землевладении и труде земля никогда не даёт таких обильных урожаев, как при частном. В действительности же это не так; опыт показывает противное.

Возьмите, например, какую-нибудь общину Ваадтского кантона в Швейцарии зимой, когда все жители деревни отправляются рубить лес, принадлежащий им всем в силу общинного владения. Именно в эти-то «праздники труда» и проявляется наибольшее рвение к работе, наибольшее напряжение человеческих сил. Никакой наёмный труд, точно так же как и никакие личные усилия собственника не могут сравниться с ним. Или возьмите русскую деревню, когда все выходят косить луг, принадлежащий общине или же взятый миром в аренду, — и вы увидите, что может сделать человек, когда он работает сообща для общего дела. Косцы стараются друг перед другом захватить своей косой как можно больший круг, женщины поспевают за ними, спеша перетряхнуть накошенную траву. Это — настоящий праздник труда, во время которого сто человек успевают в несколько часов больше, чем они сделали бы в несколько дней, если бы каждый работал отдельно. И какое печальное зрелище представляет рядом с этим труд одинокого собственника!

Можно было бы указать, наконец, на тысячи других примеров из жизни американских пионеров, швейцарских, немецких и русских деревень, русских артелей каменщиков, плотников, перевозчиков, рыболовов, которые прямо делят между собою получаемые продукты или вознаграждение, не прибегая к посредничеству подрядчиков. Можно было бы указать ещё и на общую охоту кочевых племён и на бесчисленное множество других, вполне успешных общинных предприятий; повсюду мы увидали бы одно и то же: бесспорное превосходство общинного труда над трудом наёмным или над трудом единичного собственника.
(далее…)

Судоходные артели как пример объединения без начальника

Среда, 30 апреля 2014

Само собою разумеется, что [например в Голландии] всякий собственник парохода имеет право пристать или не пристать к артели судохозяев: это — его дело. Большинство, однако, предпочло присоединиться. И такого рода артели представляют столько выгод, что они распространились теперь и на Рейне, на Везере, на Одере, до самого Берлина. Перевозчики не стали ждать, пока какой-нибудь Бисмарк присоединит Голландию к Германии и назначит своего Ober-Haupt-General-Staats-Kanal-Navigations-Rath’a с соответственным количеством нашивок на мундире. Они предпочли прибегнуть к международному соглашению. Мало того: многие из собственников кораблей, путешествующих между немецкими, скандинавскими и русскими портами, также пристали к этим синдикатам, чтобы урегулировать перевозку товаров по Балтийскому морю и внести некоторую гармонию в движение кораблей. И все эти артели, свободно возникшие и принимающие лишь добровольно присоединяющихся к ним членов, не имеют ничего общего ни с каким правительством.

Возможно, и даже очень вероятно, что и здесь [как например в объединении европейских железных дорог] крупный капитал угнетает мелкий. Возможно также, что у самого синдиката существует стремление обратиться в монополию — особенно при благосклонном покровительстве государства, которое не замедлит вмешаться в это дело. Но не нужно забывать, что в настоящее время члены этих синдикатов не имеют никаких других интересов, кроме чисто личных. Если же каждый перевозчик будет вынужден, в силу обобществления производства, потребления и обмена, состоять членом целой сотни других союзов, необходимых для удовлетворения его потребностей; если сами суда будут принадлежать целым общинам, городам и союзам, — то дело будет обстоять совершенно иначе. Группа перевозчиков, сильная, пока речь идёт о водных сообщениях, почувствует себя слабой на суше и должна будет умерить свои требования, чтобы войти в сношения с железными дорогами, а также с производительными, потребительными и всякими другими группами.

Как бы то ни было, даже не заглядывая в будущее, мы видим здесь ещё один пример добровольно возникшего объединения, обходящегося без правителя.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

Потребительские кооперативы сократят домашний труд

Вторник, 18 февраля 2014

Советский пин-ап

Но маленькие машины, которые можно иметь в каждом доме и квартире, не есть ещё последнее слово в освобождении домашнего труда. Семья должна выйти из своей теперешней обособленности, соединиться в артель с другими семьями, чтобы сообща делать ту работу, которая теперь делается в каждой семье порознь.

В самом деле, будущее вовсе не в том, чтобы в каждой семье была одна машина для чистки сапог, другая для мытья тарелок, третья для стирки белья и т. д. Будущее принадлежит одной общей печи, которая отапливает все комнаты целого квартала и таким образом избавляет от необходимости разводить сотни огней. Так и делается уже в некоторых американских городах; из общей печи проводится по трубам во все дома и во все комнаты горячая вода, и чтобы изменить температуру комнаты, достаточно повернуть кран. Если же вы хотите развести в какой-нибудь комнате огонь, то вы можете зажечь газ или электрическую печь в вашем камине. Вся огромная работа чистки каминов и поддерживания в них огня, которая поглощает миллионы рабочих рук в Англии, таким образом понемногу исчезает, а женщины хорошо знают, сколько времени теперешние камины отнимают у них. Свеча, лампа и даже газ уже отживают свой век. Существуют целые города, где достаточно нажать пуговку, чтобы получить свет, и весь вопрос об электрическом освещении сводится теперь на то, как отделаться от целой армии монополистов, повсеместно захвативших (при помощи государства) электрическое освещение в свои руки.

Наконец, — опять-таки в Америке — идёт уже речь об образовании таких обществ, которые почти вполне могли бы устранить домашнюю работу. Для этого достаточно было бы одного такого учреждения для каждой группы домов. Особая повозка приезжала бы за корзинами подлежащих чистке сапог, за грязной посудой, за бельём, за мелкими вещами, которые нужно чистить (если это стоит того), за коврами — и на другой день привозила бы уже исполненную, и хорошо исполненную, работу. А в час утреннего завтрака на вашем столе мог бы появиться горячий чай или кофе и весь завтрак.

Пётр Кропоткин «Хлеб и воля», 1892 г.

EcoVeggie