Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Никифорова

Легендарная махновская налётчица Маруся Никифорова, пожалуй, наиболее яркий персонаж Гражданской войны в России 1917–1923 годов. Она грабила богатых и раздавала еду бедным и голодным и жестоко расправлялась с бывшими угнетателями. Простой народ видел в ней защитника обездоленных и последний оплот человечности в полном несправедливости и насилия мире того времени и слагал о ней легенды. Зарождавшееся Советское государство, уже тогда подававшее признаки новой машины угнетения простого народа, не могло мириться с такой популярностью лихой атаманши Маруськи, как её тогда окрестил народ. Государственная пропаганда, как обычно, оболгала её, приписывая самые разные небылицы. Твёрдость характера и решимость, действительно, немного мужеподобной Маруськи, которая лихо скакала на коне и одним взмахом сабли сносила головы, послужили поводом для нелепого утверждения, что она гермафродит! При этом не существует ни одного медицинского заключения или заслуживающего доверия свидетельского показания (всё основывается на «полученных» государственными спецслужбами «показаниях» одной бывшей сокамерницы). А тому факту, что она была замужем (за Витольдом Бжостеком), для малограмотных крестьян начала 20 века придумали объяснение, что она якобы сделала за границей операцию по пересадке женских половых органов (в действительности же, в то время таких операций делать не умели – первая операция будет сделана лишь через 20 лет, а массово через полвека). А те случаи, когда Маруся без разрешения властей экспроприировала в магазинах продукты питания и раздавала умирающим от голода, власти расценивали как грабежи и мародёрство. Однако, даже такой образ взбалмошной, лихой атаманши пришёлся народу по душе – эдакий «Робингуд в юбке»!

В действительности же, Маруся просто была идеалисткой – она свято верила в народную революцию, способную на самом деле освободить простой народ от угнетателей и эксплуататоров всех мастей. И все её действия – вся её жизнь – определялись только этим. Секретарь партбюро Днепровского красногвардейского отряда C. Ракшой так описывает встречу с ней весной 1918 года:

«Говорили, что она женщина красивая, и что её адъютант штабс-капитан Козубченко, тоже красавец и щёголь, не спускает с неё глаз. Я застал их обоих. Маруся сидела у стола и мяла в зубах папироску. Чертовка и впрямь была красива: лет тридцати, цыганского типа, черноволосая, с пышной грудью, высоко поднимавшей гимнастёрку.»

После её смерти Советская пропаганда потратит немало усилий, чтобы сделать образ Маруськи непривлекательным – в биографических справках появятся, как списанные с одного шаблона, заметно нарочитые свидетельства об её отталкивающей внешности и фотография другой женщины (которая до сих пор гуляет по интернету).

Мария Григорьевна Никифорова, родившаяся в 1885 году в Екатеринославской губернии в г. Александровске (ныне Украина г. Запорожье), уже с 16 лет была активисткой анархистских организаций. А в 1903 году, будучи уже одним из идеологов наиболее радикального крыла анархистского движения – безмотивников – и знатоком теории индивидуального террора, к своим 17 годам имела на счету несколько убийств чиновников и буржуев, ограбления и теракты. И вскоре стала главным авторитетом в анархо-среде, ещё задолго до восхождения Махно. Идеей безмотивников был аполитичный антибуржуазный и антигосударственный терроризм, отдавая предпочтение адресным атакам на конкретных лиц. В качестве целей для террористических атак они признавали не только буржуев, дворян и органы любой власти, но и интеллигенцию, как «класс паразитов», и даже аполитичных рабочих, как пособников системы эксплуатации человека человеком. А позже Маруська скажет, что, вообще, надо истреблять всех, у кого есть банковские счета, драгоценности и дорогая одежда (что в те времена имело под собой некоторые основания – в царской России, в отсутствии справедливого распределения доходов, ежегодно миллион человек умирал от голода, а другие утопали в роскоши). В свои 19 лет в 1905 году поле того, как её в качестве «главаря банды» приговорили к смертной казни по громкому Старобельскому делу об убийстве пристава в г. Стародубе и ряде погромов. Три года она сидит в Петропавловской крепости – некоторое время в одиночке, – а когда её переводят в Сибирь, удаётся бежать. Сначала в Японию, оттуда в Америку, а потом Францию. Где на социалистических конгрессах прославилась как яркий оратор и убеждённая анархо-террористка, а также на это время становится ученицей известного скульптора Родена (Маруся говорила на нескольких языках). Вскоре, её и во Фарнции бросают за решётку «за вооружённый грабёж». Возвращается в Россию только в 1917 году после Февральской революции и, как почётная и пламенная революционерка, принимает участие в 1-ом и 2-ом «Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов» (являвшимися в то время высшим органом власти). А уже в 1918 году на неё заводят уголовное дело и спецслужбы нового Советского государства.

Маруська никогда не кривила душой, никогда не шла на сделки со своей совестью и всё, что делала, делала от чистого сердца, руководствуясь лишь неумолимым стремлением освободить народ от любых угнетателей и эксплуататоров (позже неисправимая идеалистка Маруся запишет во враги анархии и Нестора Махно, обвинив в трусости и соглашательстве с государством). А ко времени знакомства с Махно, в г. Гуляйполе 29 августа 1917 года, Маруся уже успела повозглавлять делегацию анархистов в Кронштадт, где её выступление пользовалось бешеным успехом у матросской аудитории, и сколотить в родном г. Александровске серьёзную боевую дружину. Когда анархисты из Гуляйполе пожаловались Марусе, что и них мало оружия, знаменитая бандитка возглавила их нападение на Преображенский полк с целью захвата оружия. Полк был разоружён, рядовые солдаты сопротивления не оказали и все были отпущены, а командира полка атаманша Маруся расстреляла собственноручно. По возвращении в Александровск её арестовывают органы Советской власти под предлогом, что она экспроприировала у местного буржуя Бодовского миллион рублей для нужд мировой анархистской революции. Узнав об этом, несколько сот анархистов из Гуляйполе под предводительством Махно направились в Александровск и, испугавшись, власти освободили Марусю.

В декабре 1917 года чёрная тень революции Маруська, как её позже назовут, организовывает в Кировограде «1-й вольно-боевой отряд по борьбе с контрреволюцией», который за первые же 2 месяца отбивает у белогвардейцев и украинских националистов города: Александровск, Елизаветград и Знаменка. Слава об удалой чёрной атаманше стала быстро распространяться и, видя в этом для себя опасность, Советская власть начала информационную кампанию против народной героини. Тот единственный факт – однажды Махно застал её за примеркой женского белья в экспроприируемом магазине – послужил поводом утверждать, что она при каждой возможности грабит магазины женского белья. В те времена отряды революционеров повсюду проводили повальные расстрелы буржуев и дворян – врагов революции – с целью предотвращения вспыхивавших то там то здесь контрреволюционных восстаний. Особой жестокостью при этом отличались части государственной Красной армии. А те редкие случаи, когда расстрелы устраивали анархисты, но при этом не испрашивая разрешения у властей, послужили поводом говорить о страшных зверствах и ненасытной кровожадности бандитки Маруси. Писатель Владимир Амфитеатров-Кадашев рассказывает:

«Девка красивая, безусловно лихая. Она, одетая в полумужской костюм, в короткой юбке, в высоких сапогах, с револьвером за поясом, скакала на лошадях, возбуждая восторг в разных проходимцах, составлявших её шайку… А ограбив Александровск, воспрославилась реквизицией в свою пользу всех шёлковых чулок в городе!»

Командующий Красной армией Антонов-Овсеенко (расстрелянный в 1938 году спецслужбами государства, которому он так преданно служил):

«Растущему разложению нашего тыла много способствовали действительные бесчинства, совершавшиеся некоторыми из партизанских отрядов. Эти отрядики, именовавшиеся большей частью анархистскими, составленные из различных авантюристов и тёмных элементов городов и местечек Правобережья, занимались безудержными реквизициями, насильничали и попросту грабили. (…) Безобразия анархистского отряда Маруси Никифоровой в Елизаветграде были одной из причин успеха восстания, организованного в городе белогвардейцами и петлюровскими агентами. (…) Вольная Боевая Дружина приступила к разгрому магазинов и раздаче товаров населению. Лишь решительное противодействие со стороны местных органов власти и населения городов остановило грабежи. (…) У неё были храбрые ребята, только вконец распущенные.»

Заявление про «решительное противодействие… населения… раздаче товаров», конечно, очень сомнительно и не может не вызвать улыбки! После этого, по требованию Советской власти, в марте 1918 года отряд Маруси покинул город. Сразу же вспыхнуло белогвардейское контрреволюционное восстание и Красная армия бежала из Елизаветграда. И только когда Маруся, случайно проезжая мимо, решила заехать в Елизаветград прикупить оружия и её машину обстреляли, а она была ранена, отряд этой знаменитой бандитки без помощи Красной армии отбил город у белых. Правда, чуть позже Елизаветград был снова захвачен подтянувшимися частями Белой гвардии (при этом, общая численность отрядов революционеров была 400 человек, а белых было 6000)! И, ставший к тому времени уже мифическим, отряд Маруськи был вынужден отступить в направлении Таганрога. Вот, как описывает отступление революционных войск народный комиссар юстиции Штейнберг:

«По линиям железных дорог носились отдельные поезда со всемогущими пассажирами, вооружёнными до зубов. По любому капризу захватывались станции, почты и телеграфы. Вокруг этих летучих голландцев, казавшихся иногда воскресшими группами ландскнехтов, создавались легенды. Одна Маруся Никифорова, смелая и жестокая полководица, подобно метеору, летавшая с пункта на пункт, опустошавшая для своих нужд магазины дамских и иных нарядов, выступавшая под защитой пулемётов и броневиков и унижавшая Советы».

Поскольку анархисты уже не могли удерживать важный для Революции участок фронта, Украинское большевистское правительство решило, что надобность в них отпала и под предлогом расследования самовольных погромов и расстрелов в Елизаветграде и Александровске приказало арестовать Никифорову, а её отряд разоружить. С этого и начался открытый конфликт анархистов с Советской властью. Нестор Махно:

«Ленин и Троцкий разнуздались совершенно, разгромили анархистские организации в Москве, объявили поход против анархистов! (…) Солдаты Каскина арестовали анархистку Марию Никифорову на моих глазах в здании УЦИК Советов! Когда её выводили из этого здания в присутствии небезызвестного большевика Затонского, Маруся обратилась к нему за разъяснением: за что её арестовывают? Затонский лицемерно отнекивался: «Не знаю за что». Никифорова назвала его подлым лицемером.»

После этого местные и украинские анархисты и партийные комитеты стали требовать её немедленного освобождения; также, много телеграмм в её поддержку поступало с фронта. Когда же в Таганрог прибыл Екатеринославский бронепоезд с анархистами узнать за что арестовали Маруську, суд сразу решил отпустить чёрную атаманшу и постановил вернуть оружие её «1-му вольно-боевому отряду» (кстати, идея приезжать в суд на бронепоезде актуальна и сегодня).

И Маруся, эта чёрная тень Революции, со своим отрядом лихих бандитов, наводившим ужас и на белых и на красных, отправилась в Ростов-на-Дону. Где прославилась тем, что велела сложить все банковские бумаги на центральной площади и сжечь. Жители Ростова так описывали её:

«По улице с бешеной скоростью мчится экипаж. Небрежно развалясь, сидит в нём молодая брюнетка в залихватски надетой набекрень кубанке. Рядом, повиснув на подножке, плечистый парень в красных гусарских рейтузах. Брюнетка и её телохранитель увешаны оружием. Чего здесь только нет! Сабли, маузер в деревянной кобуре, ручные гранаты…»

Затем Маруська приняла участие в анархистском восстании поднятом отрядом известного анархиста Петренко против произвола члена Центрального Комитета партии большевиков Серго Орджоникидзе (убитым в 1937 году спецслужбами государства, которому он так преданно служил). Из воспоминаний жены Орджоникидзе:

«Рано утром наш бронепоезд прибыл в Царицын. Чуть брезжил рассвет. Вдруг неподалеку началась канонада. Это восстали бандиты Петренко, прибывшие на первых двух эшелонах, которые мы не сумели догнать в пути. Серго сел в автомобиль и поехал к месту столкновения. Озверевшие бандиты категорически отказались сложить оружие и объявили войну Советской власти. Они объединились с анархистами из банды Маруси, которую я видела раньше в Ростове: она в сопровождении пьяных грабителей разъезжала верхом по городу в белой черкеске и белой лохматой папахе

А в июне 1918 года легендарную налётчицу арестовали и привезли в Москву. Но через 3 месяца была освобождена из под ареста по ходатайству пользующихся авторитетом коммунистов и даже членов правительства. И вскоре вышла замуж за бывшего известного польского анархо-террориста, а ныне комиссара, Витольда Бжостека. Тогда же была избрана секретарём Всероссийской Федерации анархистов. Суд, состоявшийся в январе 1919 года, снял с неё обвинения в грабежах и убийствах, признал виновной в «дискредитации Советской власти и неподчинении» и запретил в течении 6 месяцев занимать руководящие должности. Газета «Известия» писала:

«Пьяная вакханалия, террор, распутство, распространявшиеся г-жой Никифоровой, не поддаются описанию!»

Маруся перебирается в анархистскую столицу г. Гуляйполе и становится правой рукой батьки Махно. Окончательно осознав, что высшая человеческая ценность это не жизнь, а свобода – какой смысл жить в неволе? И упрочившись в решимости добиться свободы любой ценой – даже если шанс обрести свободу один, а шансов погибнуть в бою тысячи, свобода стоит того! С энтузиазмом принимается крушить без разбору сторонников любой власти: и белых, и красных, и националистов, и просто всевозможных богачей и начальников. Не кровожадность, как позже скажет пропаганда, а искренний, бескомпромиссный и безудержный порыв к свободе был главной чертой Маруськи атаманши. Под Мелитополем собственноручно застрелила 34 белых офицеров, расстреляла председателя Елизаветградского Совета, неоднократно арестовывала членов Советских исполкомов и т.д. и т.п. Во время инспекции Советскими властями анархистского отряда Красной армии в Гуляйполе, будущий нарком обороны СССР Ворошилов с усмешкой спрашивает знаменитую бандитку, для кого она среди бела дня реквизировала целые лавки дамского белья в Харькове. Махновцы улыбаются. Маруся отмахивается рукой и краснеет: «Ко всякой ерунде придираются – не вникают в суть вещей!» За время пребывания отстранённой от командования Маруся в тайне от Махно создала внутри махновской «Чёрной гвардии» свою антигосударственную террористическую ячейку. А когда под натиском белых махновцы были вынуждены сдать Гуляйполе (и Советское государство, которому Махно столько помогал, объявило его вне закона), она решила со своими 60 анархо-террористами отправиться в Москву чтобы взорвать Кремль и потребовала у Махно на это миллион рублей. Он сначала было стал отказываться, между ними вспыхнула ссора – оба похватались за наганы, и выгнал её со своего поезда, швырнув вдогонку пачку денег в полмиллиона.

После очередных приключений, добравшись до Москвы, чёрная атаманша влилась в анархистское подполье и стала готовить широкомасштабное антигосударственное восстание. И 25 сентября 1919 года организовала взрыв заседания партии большевиков с целью убить В.И. Ленина. В результате было уничтожено 12 человек, включая секретаря партии Загорского, и ранено 55 большевиков, среди которых партийные лидеры Мясников, Ольминский, Покровский, Стеклов, Ярославский. Но Ленин и Троцкий на заседание опоздали и остались невредимы. После этого теракта сеть анархистского подполья была раскрыта и Маруся бежала в занятый белогвардейцами Крым, где её в поезде случайно опознал один белый офицер. Не представляя свою жизнь без свободы, на суде держалась стойко, спокойно вынесла смертный приговор, с усмешкой сказав: «Ну что вы ещё со мной можете сделать? Только вздёрнуть.» Сама шагнула на эшафот, одела на себя петлю и умерла с криком: «Да здравствует анархия!»

Жизнь, достойная экранизации!

ВсеХвосты.Ру