Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Солидарность с заключёнными минскими антифашистами

5 февраля в Минске прошла очередная акция солидарности с заключёнными антифашистами. Прямо перед зданием суда, в котором происходит судебная расправа над молодыми людьми, их соратники зажгли фаера и вывесили баннер со словами поддержки. Антифашисты Беларуси призывают присоединяться к акциям солидарности, а также поддержать ребят в суде.

Пикет солидарности с заключёнными антифашистами

Драка, которая легла в основу уголовного дела, произошла полтора года назад. Потерпевшие не писали заявлений на обидчиков. Но дело дошло до суда. Если вина фигурантов будет доказана, им грозят внушительные сроки — до 13 лет лишения свободы.

Еще до начала процесса стало понятно, что дело — громкое. У здания суда была выставлена усиленная охрана. Инспекторы ГАИ не пропускали машины на парковку. На входе милиционеры в штатском снимали всех посетителей на видео. Дальше желающих присутствовать на процессе тщательно осмотрели, а нескольких человек заставили раздеться и снять майки с надписями «Рэвалюцыя свядомасці». Вопросы возникли и по «украинской символике», которую некоторые принесли с собой. Но забирать ее не стали. Отметим, что по уголовным делам, связанным с жестокими убийствами, такие меры предосторожности правоохранители не предпринимают.

Суд над минскими антифашистами

Суд над минскими антифашистами

По делу антифашистов обвиняемыми проходят шесть человек. Главным фигурантом является Илья Воловик, фанат футбольного клуба «Партизан» и антифашист по своим взглядам. Худощавый невысокий парень, по версии обвинения, был руководителем шести незарегистрированных организаций, которые призывали к насилию и посягали на права граждан (ч.2 ст. 193 УК). Вот некоторые названия «организаций»: «Хеўра», «Першая кроў», «Red Hanters», «New school band».

По сути, это фанатские группы в соцсетях, но правоохранители настаивают, что Воловик, используя общение по интернету, организовывал чуть ли не отряды бойцов, которые должны были сражаться с идеологическими противниками (ч. 4 ст. 14 к ч. 3 ст. 339 УК). Противниками были фанаты футбольных клубов «Торпедо» и «Динамо-Минск».

Рядом с Воловиком в клетке сидит Вадим Бойко — самый высокий и подтянутый обвиняемый, который в материалах дела фигурирует как дерзкий хулиган (ч.3 ст. 339 УК). По данным правозащитников, у Бойко врожденная гемангиома (доброкачественная опухоль). За время нахождения в СИЗО его состояние ухудшилось, в ближайшее время ему должны провести операцию — параллельно будет проходить судебное разбирательство.

Также под стражей находятся Артем Кравченко и Андрей Чертович. Первого обвиняют не только в хулиганстве, но и в хранении и распространении наркотиков (ч.3 ст. 339, ч.1 и ч. 3 ст. 328 УК). Второго — только в распространении, но ему грозит до 13 лет лишения свободы (по ч.3 ст. 328 УК).

На свободе находятся Дмитрий Цеханович и Филипп Иванов. Первый на момент вменяемых преступлений был несовершеннолетним, сейчас работает грузчиком в магазине. Иванов окончил медуниверситет и работает интерном в больнице.

Суд над минскими антифашистами

Суд над минскими антифашистами

Суд над минскими антифашистами

Суд над минскими антифашистами

Суд над минскими антифашистами

Суд над минскими антифашистами

Итак, драка, которая легла в основу уголовного дела, произошла в июне 2014 года. По данным правоохранителей, фанаты «Партизана» на машинах блокировали движение троллейбуса, в котором ехали их противники — фанаты ФК «Торпедо». После этого инициаторы конфликта забежали в троллейбус, выбили в нем стекла, повредили салон, распылили слезоточивый газ и напали на торпедовцев. В суде звучало более пяти фамилий потерпевших. Ущерб оценили всего в 29 рублей — это стоимость разбитого окна и порванной куртки одного из потерпевших.

Сразу после драки было задержано предположительно 10 злоумышленников. Через некоторое время всех их отпустили домой, так как не смогли доказать их причастность к инциденту.

Однако в 2015 году за дело берутся оперативники ГУБОП, известные как ярые борцы с экстремизмом, особенно в фанатской среде.

В феврале 2016 года правоохранители задерживают Кравченко и Чертовича за наркотики. По данным правозащитников, те дают показания и по драке, которая произошла в июне 2014-го. После этого оперативники проводят обыски в квартирах антифашистов. И в апреле 2016 года задерживают Бойко и Воловика, позже Цехановича и Иванова.

Потерпевшие на первое заседание не явились. По данным сторонников антифашистов, один из потерпевших из числа фанатов «Торпедо» сейчас отбывает наказание за незаконный оборот наркотиков. Так что в суд его доставит конвой. Среди свидетелей также проходят люди, задержанные за наркотики.

В начале судебного процесса Воловик и Бойко заявили, что признают вину частично, согласны на ч.2 ст. 339 УК (хулиганство, совершенное группой лиц — арест до шести месяцев или лишение свободы до 3 лет). Такая же позиция у Иванова. Он, правда, не уточнил, с чем в обвинении не согласен. Кравченко и Чертович признают вину только в хранении наркотиков (ч. 1 ст. 328 УК — ограничение или лишение свободы до пяти лет). Дмитрий Цеханович — единственный, кто полностью признает себя виновным (по ч.2 ст. 339 УК).

Источник naviny.by (фото Сергея Сацюка)

    Мы, антифашисты Беларуси, считаем, что уголовное дело в отношении Воловика, Бойко и Цехановича является откровенно политически мотивированным и чрезмерно раздутым в связи с чем оно требует пристального внимания со стороны общественности не только Беларуси, но и зарубежья. Также по той причине, что в процессе освещения «дела антифашистов» в СМИ озвучивается некоторое количество неточностей, считаем необходимым прояснить несколько особо важных моментов:

  1. «Нападения» и «драки» в материалах уголовного дела изначально нет — это ложь МВД и Следственного комитета. Такая же, как и «блокирование троллейбуса машинами». Данная заведомо лживая информация направлена на создание негативного эмоционального фона со стороны общественности вокруг «дела антифашистов».
  2. Причиной возбуждения уголовного дела стало разбитое стекло. Ущерб составил 280.000 BYR.
  3. Летом 2014 года было задержано 5 человек, подозреваемых в причинении материального ущерба МинскТрансу. После трехдневных попыток буквально выбить из них показания (один из задержанных лишился 4 передних зубов, операция по восстановлению обошлась ему в 700$), все пятеро были отпущены на свободу. В 2016 году МВД официально признало, что эти люди были невиновны.
  4. Спустя полтора года, осенью 2015-го, дело передают отделу по борьбе с экстремизмом при ГУБОПиК и минскому городскому Следственному комитету в отдел по особо тяжким преступлениям. Расследование возобновляют на основании показаний человека, отбывающего срок за хранение наркотиков. Однако, и на этот раз обвинительная база рассыпалась за считанные месяцы, а следственная группа в полном составе была отстранена от дела. Тем не менее под давлением со стороны ГУБОПиК в начале 2016 года была назначена и усилена новая группа следователей, которые принялись за «расследование» с удвоенной силой.
  5. Спустя без малого 2 года, весной 2016-го, в деле неожиданно появляется «потерпевший», который, тем не менее, сам не признает себя таковым и отказывается от претензий. Следом за ним во избежании очередного провала следствие демонстрирует второго «потерпевшего», который уже долгое время отбывает срок за распространение наркотиков.
  6. Этой же весной МВД задерживает молодого минчанина и предъявляет ему обвинения за распространение наркотиков. Между делом, спустя месяц после ареста, он неожиданно становится «свидетелем» и по «делу антифашистов». Также как и трое предыдущих «потерпевших» он дает показания на Воловика, Бойко и Цехановича, которых вскоре задерживает ГУБОПиК при силовой поддержке СОБРа.
  7. Не смотря на то, что у Вадима Бойко больные родители, и он по сути является единственным кормильцем в семье, а у Ильи Воловика вскоре родится ребенок, жизнь которого поставили под угрозу бойцы СОБРа во время штурма квартиры Воловика (жена оказалась в больнице с подозрением на выкидыш), арестованным отказывают в ходатайстве об изменении меры пресечения на подписку о невыезде.
  8. Обвиняемые по «делу антифашистов» по мнению ГУБОПиК являются авторитетами различных групп антифашистского движения Минска и представляют угрозу действующей власти. Ставя перед собой задачу ликвидировать все неподконтрольные силовым структурам молодежные объединения в Беларуси, ГУБОПиК таким образом пытается достичь своей цели.
  9. Кроме трех арестованных репрессиям подверглось множество других людей. Некоторые за отказ от дачи нужных для следствия показаний были уволены с работы. Иным продолжают угрожать и планомерно вытравливают из Беларуси.
  10. Антифашисты Беларуси требуют немедленно пересмотреть принятые в отношении Воловика, Бойко и Цехановича процессуальные меры, направленные на их изоляцию, и освободить их из-под стражи. А также провести надлежащее расследование фактов жестокого и бесчеловечного обращения в отношении арестованных и привлечь виновных к установленной законом ответственности.

    Источник vk.com/nasasprava

Илья Воловик, Вадим Бойко, Дмитрий Цеханович

Позиция АЧК-Беларусь по происходящему.

Во-первых, к концу следствия стало известно, что Илье Воловику в дополнение к хулиганству вменяется статья по организации незарегистрированного объединения, которая использовалась за всю историю РБ всего несколько раз. Это говорит о том, что уровень репрессий против антифашистов выходит далеко за пределы местного РУВД, а курируют дело явно на самом высоком уровне.

Данная статья в будущем может использоваться против любого анархиста или антифашиста, с помощью подтасовки необходимых фактов, которые впоследствии будут использоваться в суде в качестве доказательств. При этом обойтись можно будет и без каких-либо статей, связанных с насилием. Закрывать смогут просто за факт наличия круга единомышленников, которые занимаются чем-то вместе. Поэтому следите за тем, какая информация уходит в сеть! Это становится еще актуальнее, учитывая, что для некоторых людей в порядке вещей сливать информацию друг о друге в социальных сетях, которую могут прочитать силовики.

Во-вторых, к сожалению, к нам поступила информация о том, что большинство обвиняемых по этому делу дают показания против остальных фигурантов уголовного дела. На фоне остальных чуть более выгодно в этом плане выделяется Вадим Бойко. Такое положение вынуждает нас заявить о том, что из всех задержанных поддержку на данный момент мы оказываем только ему, так как действия остальных антифашистов в деле влекут последствия не только для них самих, но и для окружающих. Именно поэтому на нашем сайте вы не найдете новостей про других людей, проходящих по этому делу. Тем не менее, мы будем следить за процессом, и вполне возможно, что наше мнение изменится, если появятся новые факты.

Мы еще раз хотим отметить, что не будем поддерживать тех, кто раскрывает информацию о других людях. Т.е. если человек признает вину — это его личное дело, но если он начинает давать показания против других, то АЧК-Беларусь не будет оказывать ему помощь. Подробнее о нашей позиции тут https://abc-belarus.org/?p=6531

Источники информации не раскрываются.

Граффити солидарности с антифашистами в Минске

Солидарность с минскими антифашистами на Украине

Солидарность с минскими антифашистами на Украине

С акции в Бонне С акции в Бонне С акции в Бонне С акции в Бонне С акции в Бонне С акции в Бонне С акции в Бонне

Солидарность с минскими антифашистами в Австрии Солидарность с минскими антифашистами в Польше

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

1 комментарий на “Солидарность с заключёнными минскими антифашистами”

  1. amarakaruna пишет:

    Попав к мусорам, человек испытывает стресс и забывает, как надо вести себя на следствии. Надо для себя свести все рекомендации к простому правилу: ничего им не говорить. Вообще. Должно быть только три ответа: нет, не видел, не помню. Отрицать всё, даже если они могут доказать обратное.

    — Будьте так любезны, просто поставьте подпись под протоколом изъятых у вас вещей.
    — Это не моя тетрадь.
    — Тетрадь? Так она лежала у тебя шкафу, глупо это отрицать.
    — Я не знаю откуда она там взялась.
    — Да там ничего нет, мы просто обязаны изымать при обыске. Поставь подпись и всё.
    — Там написано, что это изъято у меня, но это не моя тетрадь.
    — Это простая формальность. Поставь подпись.
    — Я не буду подписывать, если это не моя тетрадь.
    — А твой сосед по вписке говорит, что твоя.
    — Никогда его не видел и не знаю почему он так говорит, когда это не моя тетрадь.
    — На тетради же найдут твои отпечатки пальцев!
    — В почтовый ящик бросают газеты, может и тетрадь вертел в руках, но она не моя.
    — А когда конкретно ты её вертел в руках?
    — Может и не вертел, не помню чтоб видел эту тетрадь.
    — Экспертиза же подтвердит, что это твой почерк. Что ты тогда скажешь?
    — Это не моя тетрадь.

    Не признавать свои вещи (а вдруг там что найдут или подбросят, пусть доказывают сами). Говорить, что не знаете людей, даже если есть дюжина свидетелей, которые видели вас (пусть проводят опознание). Отрицать, что были на месте преступления, даже если есть записи камер наблюдения (пусть проводят экспертизу). Не надо 51 статьи конституции, просто отвечайте на всё: нет, не видел, не помню. Не облегчайте им задачу! Российское (и белорусское) делопроизводство огромная бумажная волокита, с которой мусора нередко не справляются, и половина дел не доходит до суда. Если вы всё отрицаете, то 50/50, что дело развалится. Если же признаёте вину, окажетесь на скамье подсудимых, и получите срок. Это в США со следствием заключают юридически обязывающую сделку, гарантирующую минимальный срок или условно, и то ихние мусора нередко обманывают. Находят лазейки в законах. А в РФ (и Беларуси) вообще всё под честное слово следователя. Если не хотите получить срок, никогда не верьте мусорам.

    Не верьте, что ваши товарищи дают против вас показания (даже если дают, начиная говорить, вы сделаете себе ещё хуже). Не верьте, что если признаете вину, дадут условно. Не верьте, что есть улики, ваше положение безнадёжно и вас закроют (это элемент психологического давления, а даже если так, начиная говорить, сделаете ещё хуже). Не верьте их сочувствию, эти люди хотят вас закрыть. Не верьте даже в мелочах. Увидите в коридоре человека в очках, не верьте, что это адвокат, правозащитник, врач, фээсбэшник, вор в законе. Неизвестно какую игру ведут с вами следователи, зачем им это нужно, но их единственная задача заставить вас говорить. Не верьте им ни в чём!

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

ВИТА