Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Тюрьма это бизнес, который узаконивает войну против бедняков

Fernando Barcenas (left) and Abraham Cortes Avila

Обращение заключённых мексиканских анархистов Фернандо Барсенаса и Авраама Кортеса.

Сегодня мы объявляем бессрочную голодовку за полное освобождение как акт самоопределения, подстрекательства к широко распространённому бунту. Потому что больше не можем продолжать просто проводить день за днём, когда идёт геноцид наших общин и народов. И из-за того, что мы не обращаемся ни к СМИ, ни к господствующим классам, мы адресуем и говорим с нашими товарищами в этой огромной тюрьме под названием Земля, которые, как и мы, тоже дети войны, просто за то, что родились обездоленными. Но эти слова предназначены не для манипулирования их мятежными усилиями и гораздо меньше для объединения их под каким-либо знаменем, а скорее чтобы открыть линию связи, пространство в гармонии с борьбой и со всеми ответами и актами самоопределения, которые могут возникнуть в любом месте.

В нашем понимании и с нашей точки зрения, где существует власть, там существуют тюрьмы, и именно поэтому тюрьмы — гораздо больше, чем просто физическая структура, наложенная на нас через образы стен и колючей проволоки. Тюрьма, как мы её понимаем, составляется обществом в целом, тогда как физические тюрьмы — лишь конкретные выражения социальной изоляции, которая поддерживает и легитимизирует власть. Урбанизация (например) — то же самое представление массового лишения свободы, что равно фортификации городского пространства, сопровождающейся уничтожением наиболее маргинализированных народных классов, и представляется сегодня в качестве составной части последней геоисторической фазы техноиндустриального капитализма. Последняя реструктуризация усилий этой стадии кризиса, когда единственный путь сохранения господства лежит через войну.

Мы не можем больше верить в их ложь, потому что их «удивительный мир» не существует в нашей среде; они называют нас преступниками точно так же, как старожилы Америки называли дикарей и тем самым оправдывали их геноцид; происходящее ежедневно в наших районах является колониальной войной, которая стремится смягчить революционный пыл нашего народа грязными тактиками, такими как затопление нас наркотиками и оружием, в результате в наших районах и общинах ещё больше оккупационных войск. Всё это напрямую связано с ростом нищеты, нехваткой образования и здравоохранения в наиболее маргинализованных общинах и районах. Это ведёт к увеличению уровня преступности, который оправдывает репрессии от военно-политического аппарата государства, и тюрьма становится памятником бойни, социальной мусорной свалкой, в которую выбрасываются недовольные или беспокоящие капиталистическую систему… Тем не менее, в настоящее время в стране насчитывается 226,000 заключённых, и хотя тюрьмы переполнены, уровень преступности не снижается, а наоборот увеличивается или остаётся стабильным. Таким образом, проблема находится не в 226,000 людей в тюрьме, а в техноиндустриальном обществе, которому нужно оправдать резню. Тюрьма — это бизнес, который узаконивает войну против бедняков, защищая истребление и общество, основанное на капиталистическом накоплении.

А что является поводом для тайных вмешательств? Эти районы опустошены преступностью, нападениями, грабежами, убийствами и нарушениями, «улицы небезопасны», поэтому мэры и городские советы согласны с жителями, призывая к «большей защите», не потрудившись проанализировать фон этой грязной войны.

Конечно, это правда, что павшие жертвой наркотиков ответственны за преступления в своих окрестностях, в этом нельзя отказать. Но прежде чем прыгать в отчаянии, крича и прося «больше полицейской защиты», лучше вспомнить, кто ввёл эту чуму в наши районы и общины. Лучше было бы вспомнить, кто в конечном счёте выигрывает от пристрастия людей к наркотикам, лучше было бы вспомнить, что полиция — оккупационные отряды, посланные в наши общины господствующим классом, не для защиты жизней бедных людей, а скорее для защиты интересов и частной собственности капиталистов. Полиция, политики и крупные бизнесмены очень рады, что рабочая молодёжь является жертвами этой чумы, по двум причинам. Первая в том, что оборот наркотиков экономически выгоден, вторая — в том, что пока они держат нашу молодёжь, им не придётся беспокоиться о внедрении нами эффективной освободительной борьбы.

Полиция не может решить эту проблему, потому что она является частью проблемы, институты системы не могут решить социальные, экономические и политические проблемы людей, потому что они создают и вскармливают их. «Война с наркотиками» — ни что иное, как контрреволюционная доктрина, должная сохранять и укреплять господство, эксплуатацию и тюремное заключение наиболее угнетённых классов пролетариата. Мы единственные, кто способен искоренить чуму из наших общин, и таким образом, вместо сотрудничества с этим больным и упадочным обществом, мы решили за его пределами, чтобы построить мир своими руками. Это требует революционной организации народа. Освобождайте пространство, сквотируйте и заботьтесь о себе. Чем больше эти действия происходят бессистемным и неупорядоченным способом, без какого-либо центра, а становятся тысячами центров — они будут гораздо менее восприимчивы к формализации и рекуперации технологической системой.

Мы живём в технологическую эру, в которой капитализм реорганизовал себя за счёт применения технологии в системе социального контроля, и всё это значительным образом изменило мир. Была навязана виртуальная реальность фиктивных потребностей, а интересы пролетариата — разбиты на тысячи осколков, потерянные в зигзагах виртуальной реальности. Демократия сама представляет собой виртуальную реальность, как и всё остальное. Понятно, что подобная система не может быть защищена кроме как преобразованием тех самых людей, которые живут на её территории. Ни один репрессивный аппарат не способен обезопасить такую систему. Именно поэтому государство и современный технологический капитал могут быть уничтожены только на своей территории путём широкого подъёма восстания. Ответ на этот вопрос происходит не в теориях, а конкретно в требованиях и потребностях исключённых системой, непокорных, социально линчёванных, которые являются естественным результатом общества, разделённого между привилегированными с одной стороны и покорёнными с другой.

Восстание также является естественным событием, которое не было открыто анархистами или какими-либо другими революционерами. Оно не восходит непосредственно к старым «революционным» программам и учебным пособиям, восстание наших дней является нерешённым, беспорядочным, самоцелью. Для нас, как социальных мятежников, повстанчество — это полный отказ от идеологий, стремящихся быть фундаментальной частью системы, которая гнетёт нас. С этим методом, основанным на практике прямого действия, в постоянном конфликте и самоорганизации борьбы, для повстанчества открываются бесконечные возможности. С этой точки зрения ясно, что анархизм — это не идеология, а конкретный способ противостояния существующему для его окончательного и полного уничтожения.

Мы за перманентный бунт, за широкое восстание; это единственный способ сделать его появление невозможным для централизованной власти. Мы выдаём этот боевой клич к защите борьбы заключённых в Соединенных Штатах, и в то же время в знак солидарности с нашими афроамериканскими товарищами, как и мы, живущими в геноциде наркотиков. Солидарность с мятежными народами и общинами. Тотальная солидарность с нашим товарищем Луисом Фернандо Сотело Самбрано. За полное освобождение! За уничтожение тюремного общества!

28 сентября 2016 г.

Источник es-contrainfo.espiv.net (рус)

Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

EcoVeggie