Анонимайзер | Форум магии | Пасьянс Медичи | Гидропоника | Анархисты | Видео НЛО | Психоделическая музыка | Игры разума

Рыцари пылающего банка. История Заговора Огненных Ячеек

Впервые «Заговор огненных ячеек» (ЗОЯ) заявил о себе в начале 2008 года. В октябре 2011 года власти США признали ЗОЯ террористической организацией и внесли её в соответствующий список: Госдеп пришёл к выводу, что радикалы несут ответственность за атаки не только на греческих, но и на зарубежных политиков. В списке ЗОЯ соседствует с ЭТА, «Аум Синрикё», «Хамас», ИРА и «Аль-Каидой». Деятельность ЗОЯ оказала огромное влияние на радикалов по всему миру, в том числе и в России. На данный момент участники «Заговора» обвиняются более чем в 250 поджогах и взрывах.

    Творческие, агрессивные, подрывные и прочие

21 января 2008 года под покровом ночи неизвестные подожгли несколько банковских офисов и дорогих автомобилей в Афинах и Салониках, потратив на всю операцию примерно полчаса. После чего, как пишет «Индимедиа Афины», они отправили отчёт на электронную почту блога, посвящённого акциям прямого действия, — Direct Action News from Greece. «Представительство Porsche, Халандри — повреждено 4 автомобиля. Филиал „Евробанка“, Эгалео. Выставка роскошных машин „Коллекция автомобилей“, Неа Эритрея — 16 автомобилей и 1 мотоцикл повреждены. Филиал „Евробанка“, Дафни…» — перечисляли авторы сообщения. Ответственность за все эти нападения взяла на себя группа под названием «Заговор огненных ячеек».

Последствия поджога выставки машин в Афинах, 21 января 2008 года. Фото: Thanassis Stavrakis

Последствия поджога выставки машин в Афинах, 21 января 2008 года. Фото: Thanassis Stavrakis



«Мы решили атаковать филиалы банков, потому что они представляют собой символы и инструменты экономической империи… Нападение на корпорацию РРС (крупнейшая греческая энергетическая компания. — РП) — это ответ на десятки убийств рабочих, которые умерли в темнице своего рабочего места из-за недостаточных мер безопасности, и на смертельно опасное воздействие, которому подвергаются территории вблизи электростанций. Мы подожгли места продажи роскошных автомобилей — престижных символов власти внутри товарного фетишистского безумия, захватившего мегаполис.

Мы презираем влажные мечты законопослушного гражданина о быстрой машине в обмен на медленное самоубийство, которое представляет собой современный стиль жизни…

Мы посвящаем атаки прошлой ночи сидящему в тюрьме анархисту В. Боцацису, обвиняемому в трёх поджогах… Мы не забудем ни одного сидящего в тюрьме товарища. Мы скоро вернёмся…» — писала группа в своём коммюнике.

Своё обещание ЗОЯ сдержал. Следующее сообщение появилось ровно через месяц. Как и в прошлый раз, за одну ночь группа совершила серию поджогов банков и дорогих машин, однако этим не ограничилась — от взрыва самодельной бомбы на основе газовых баллонов загорелся офис бывшего министра юстиции Греции Анастассиса Папалигураса, а работник соседнего офиса был ранен осколками окна. В своём очередном заявлении члены ЗОЯ сообщали, что они выступают против самой Работы — этой «экономической диктатуры».

«Принудительный восьмичасовой труд связывает всё наше время, наши возможности, наше настроение, всё наше существование…

Каждый день один и тот же пейзаж, усталые лица, удручённые глаза, тревога, и ваше достоинство измеряется карточкой учёта времени прихода и ухода с работы… Мы предлагаем тотальную атаку против самой работы и оправдывающей её морали», —

говорилось в воззвании. В конце авторы добавляли, что эта акция была совершена в знак солидарности с заключённым анархистом Гиоргосом Вуцисом-Вогиацисом, обвинявшимся в ограблении банка. В том же тексте группа взяла на себя ответственность за один совершённый ранее поджог банка в Афинах и за атаку на представительство министерства занятости в Салониках. «Мы не забудем ни одного сидящего в тюрьме товарища. Мы скоро вернёмся…» — снова обещал ЗОЯ.

С самого начала все акции группы имели сходный почерк. Почти каждый взрыв «Заговор» посвящал одному из заключённых-анархистов,

но при этом солидарность была далеко не единственным их мотивом. Мишенью атак всегда становилось одновременно несколько объектов. За несколько минут до взрыва в редакции греческих СМИ обычно поступали звонки от неизвестных, которые предупреждали о бомбе.

Когда позже в результате подобного взрыва погиб 15-летний мальчик и пострадала его сестра, ЗОЯ открестился от акции, которую ему быстро приписали СМИ. Анархисты напоминали, что их цель — исключительно материальный ущерб, именно поэтому

перед взрывом они всегда делают два предупредительных телефонных звонка для того, чтобы люди были вовремя эвакуированы.

Кроме того, район будущей акции всегда тщательно изучается, чтобы рассчитать время на эвакуацию людей и мощность заряда — и всё это для того, чтобы избежать жертв. В самом взрыве, из-за которого погиб мальчик, активисты заподозрили фашистский след. «В том возможном случае, если это взрывное устройство было заложено революционной организацией, революционное достоинство требует от неё публично взять на себя ответственность за случившееся, сопроводив это самокритикой», — добавляли участники ЗОЯ.

В 2008-м — в первый год активности этой группы — её акции были ежемесячными. В марте ЗОЯ провёл «фестиваль огня»: поджоги совершались в течение трёх дней подряд, с 18 по 20 марта, и были посвящены «товарищам Хриссостомосу Конторевитакису и Мариосу Цурапасу, арестованным за попытку взорвать полицейский автомобиль». На этот раз были атакованы полицейский автобус, здание муниципалитета Салоников и офисы охранных компаний. В апреле в знак солидарности с итальянскими товарищами активисты подожгли четыре представительства итальянских автомобильных брендов и выставку их машин. Итальянцы сидели в тюрьме по подозрению в причастности к Неформальной анархистской федерации (НАФ), известной, в частности, рассылкой бомб в несколько ведомств Евросоюза и лично тогдашнему президенту Еврокомиссии Романо Проди (посылка загорелась у него в руках) в 2003 году. В мае к привычным банкам и роскошным автомобилям ЗОЯ добавил поджог офиса правящей партии «Новая демократия»; в июне к списку объектов для атаки добавились магазин компании Vodafone и рестораны фастфуда Goody`s; в июле самодельная бомба из газовых баллонов и канистры бензина взорвалась у представительства «Новой демократии» в Салониках, повредив фасад здания и два припаркованных рядом автомобиля. Тогда же были совершены поджоги полицейских мотоциклов и дипломатического автомобиля посольства Марокко, ответственность за которые взяли на себя группы под названиями «Ночные патрули Командо», «Хаотичное действие» и «Ячейки заговора огненных ячеек»; за всеми этими брендами, скорее всего, скрывались те же ЗОЯ.

В то время среди греческих городских партизан вообще распространилась мода на «ячейки» в названиях. Параллельно с ЗОЯ в 2008 году действовали как минимум «Подрывная ячейка», «Антифашистские ячейки действия», «Антифашистские ячейки атаки», «Ячейки творческого разрыва», «Ячейки беззакония „carpe noctum“» («Наслаждайся ночью», лат. — РП) и «Ячейки агрессивной солидарности с узниками».

В сентябре ЗОЯ был особенно продуктивен: есть отчёты о четырёх акциях. Помимо уже традиционных объектов, в том числе автомобилей дипломатов, в знак протеста против эксплуатации женщин, торговли людьми и рабства активисты атаковали фургоны, принадлежавшие стриптиз-клубам.

Эксперты по борьбе с терроризмом около здания парламента в Афинах, 9 января 2010 года. Фото: Marita Pappa / AP

Эксперты по борьбе с терроризмом около здания парламента в Афинах, 9 января 2010 года. Фото: Marita Pappa / AP

В октябре взрыв прогремел у входа в здание военного суда. Кроме того, ЗОЯ взял на себя ответственность за поджоги банкоматов и филиала банка АТМ, причём

под коммюнике подписались ещё и некие «Рыцари пылающего банка/Пособники в преступлениях яростного эго».

Ноябрьская серия нападений заняла три дня и прошла под знаком антимилитаризма — под удар попали военные автомобили, офисы сотрудничающих с армией компаний, клуб офицеров запаса, частная военная школа и офис министра национальной безопасности. В декабре же в рамках «революционных поздравлений» французским товарищам, и даже переименовавшись по этому поводу в «Ячейку международной солидарности», ЗОЯ осуществил взрыв у входа местного бюро французского информагентства France-Presse.

Следующие два года прошли в Греции под знаком непрекращающихся взрывов и поджогов — причём

начавшиеся в сентябре 2009 года задержания и аресты участников группы практически не сказались на интенсивности акций.

Уже в начале октября «Заговор» взял на себя ответственность за взрыв возле подиума, на котором тогдашний премьер министр Костас Караманлис читал речь о досрочных парламентских выборах. Январь 2010 года активисты начали резонансным взрывом перед зданием парламента и потом уже не сбавляли оборотов. К осени они разослали бомбы по адресам посольств нескольких стран и лично их лидерам. Большинство бомб, в том числе для Ангелы Меркель, Николя Саркози и Сильвио Берслускони, были либо перехвачены полицией, либо вовремя обезврежены, посылка загорелась лишь в посольстве Швейцарии. Единственный взрыв произошёл в курьерской службе, откуда бомба должна была отправиться по адресу посольства Мексики, один из сотрудников компании пострадал.

    Скороварка до тюрьмы довела

Первые четверо предполагаемых участников «Заговора» были задержаны только в сентябре 2009 года — полиция заявила, что подозревает молодых людей в терроризме. Тогда же полицейские провели обыск в одном из домов в афинском районе Халандри: отпечатки пальцев, найденные на канделябре и пластиковых пакетах в этом доме стали едва ли не главным основанием для следующих задержаний; греческие СМИ и сами анархисты заговорили о «деле Халандри». По сообщению полиции, в доме нашли взрывчатку и пропагандистские материалы, которые указывали именно на «Заговор огненных ячеек». Впоследствии задержанная девушка, имя которой не указывалось, была отпущена под залог, а трое молодых людей — Харис Хацимихелакис, Панайотис Масурас и Манолис Йоспас — арестованы до суда. Как стало известно через несколько дней, полиция получила ордера на арест ещё шестерых человек по тому же делу.

Главной уликой против арестованных называли «бомбу-скороварку», предположительно обнаруженную в доме в Халандри, —

взрывные устройства, оболочкой для которых служили скороварки, неоднократно использовались городскими партизанами. Правда, был ли найденный предмет СВУ или же обычной посудой, в документах следствия не уточнялось. Как писал из тюрьмы Панайотис Масурас, один из арестованных, в его задержании принимали участие 25 полицейских из антитеррористического подразделения. Масурас рассказывал, что во время допроса полицейские говорили, что товарищи якобы дали против него показания; в конце послания заключённый призывал «разорвать наши оковы, даже если мы умрём в процессе этого».

По словам американского экс-дипломата Джона Брэди Кислинга, который в те годы работал в Греции,

«после арестов 23 сентября стало очевидно, что ЗОЯ (или как минимум их пригородная часть) нарушила базовые правила безопасности подпольной вооружённой борьбы: использование мобильных телефонов, хранение компрометирующих материалов по адресу проживания, заметное участие в акциях протеста».

«Из-за чего всё это? Из-за отпечатка пальца на пластиковом пакете в доме приятеля? Благодаря этому единственному отпечатку пальца (в доме в Халандри. — РП) мы стали сообщниками всех неотеррористов Греции?» — спрашивала в своём открытом письме анархистка Константина Каракатсани, объявленная в розыск по «делу Халандри». Её арестуют только в апреле 2010 года.

Осенью 2010 года в Афинах были арестованы два человека, в декабре — шесть. 13 января 2011 года были задержаны четыре человека, причём среди задержанных оказался депутат парламента от левой партии Synaspismos Димосфенис Пападатос-Анагностопулос. По словам депутата, его остановили на улице полицейские, после чего затолкали в машину, избили и продержали в отделении около трёх часов. После этого Пападатоса отпустили, сообщив, что он был задержан по ошибке, так как похож на одного из подозреваемых. 14 января полиция задержала пятерых человек, в том числе немку по фамилии Майер.

Её мать — Барбара Майер — оказалась полной тёзкой известной участницы R.A.F.; СМИ поспешили сообщить о задержании «потомственной террористки».

Женщине даже пришлось опубликовать заявление, что она «не та Майер»; Мари Фее Майер была освобождена через неделю. В январе 2011 года был арестован ещё один активист, в марте — пять, последние сообщения о задержаниях предполагаемых членов ЗОЯ датированы 2013 годом.

К настоящему времени арестованным участникам «Заговора огненных ячеек» были предъявлены обвинения более чем в 250 взрывах и поджогах.

«Если выражаться точно, то с нашей точки зрения ваши законы — это мусор. Подрыв судов в Фессалониках, взрыв перед фасадом здания суда в Афинах, бомбы для судей и их машин — вот наш взгляд на правосудие.

И ничего не изменилось из-за того, что некоторых из нас вы смогли поймать. Содержание под стражей не лишило нас желания бороться против закона и соответствующих государственных институтов», — говорится в заявлении ЗОЯ по поводу предъявленных его активистам обвинений.

    «На заседании сегодня подсудимых не было, адвокатов — тоже»

«Я официально обращаюсь к судебным властям. Я требую от вас впредь не докучать мне своими назойливыми вызовами на дознание, поскольку вы всегда встретите только мой полный отказ и презрение. Между мной и теми, кто меня судит, не будет и толики дискуссии», — объяснял заключённый Герасимос Цакалос своё нежелание явиться на суд. В своём письме из тюрьмы он пояснил, что не хочет придавать своим присутствием легитимность процессу, а совесть его чиста.

Герасимос Цакалос. Суд, 2011 год.

Герасимос Цакалос. Суд, 2011 год.

Рассмотрение первого дела «Заговора огненных ячеек» началось 17 января 2011 года, на тот момент на скамье подсудимых оказались девять человек. Обвиняемые сразу же потребовали от судьи, чтобы, во-первых, всем присутствующим вернули документы (у желающих попасть на заседание переписывали данные и отбирали удостоверения личности, а людей без документов и вовсе не пускали в зал заседаний. — РП), во-вторых, чтобы запись разбирательства не велась, и, в третьих, чтобы все полицейские в штатском покинули помещение.

После ухода полицейских в зале освободилось примерно 40 мест,

с явным удовольствием отмечал один из очевидцев. Тем не менее суд отказался выполнить все требования обвиняемых, и те отказались участвовать в заседании.

Спустя полгода, 19 июля 2011 года, первым арестованным участникам ЗОЯ был вынесен приговор. Больше всех — по 37 лет тюрьмы — получили Харис Хацимихелакис и Панайотис Аргиру, которых суд признал виновными в создании террористической организации, взрывах возле домов министров и хранении взрывчатых веществ. Из этих 37 лет активистам придётся отсидеть 25 лет — согласно греческому законодательству, это верхний предел тюремного заключения по подобным делам. На момент ареста Хацимихелакису было около 20 лет, Аргиру — 24 года.

Панайотис Аргиру (на переднем плане) и Герасимос Цакалос. Фото: epochtimes.com

Панайотис Аргиру (на переднем плане) и Герасимос Цакалос. Фото: epochtimes.com

Ещё четверо обвиняемых были признаны виновными в хранении взрывчатки и в соучастии во взрывах. Их приговорили к срокам от 3 до 20 лет тюрьмы. Двое активистов были полностью оправданы, один — оправдан по статье об участии в террористической организации, но признан виновным в грабеже, кражах и подделке документов. Большинство из них признали себя участниками ЗОЯ, однако не все — так, упоминавшаяся выше Константина Каракатсани всегда отрицала свою причастность к группе.

«Теперь Греция может спать спокойно. Судьи ПАСОК (на тот момент правящей партии Греции. — РП) отправили мою 18-летнюю дочь Константину на 11 лет в тюрьму, не имея никаких доказательств против неё… Для меня большая честь, что моя дочь не повторяет мою ошибку и не связывается с дешёвыми политическими партиями. Я горжусь тем, что это мой ребёнок…

Суд может отправить шесть детей на каторгу, но таким образом он лишь укажет ещё шести сотням детей путь в Экзархию

(афинский район, в котором традиционно селятся анархисты. — РП)», — писал после приговора отец Каракатсани. Средний возраст большинства арестованных по «делу ЗОЯ» — 20-22 года. В 2012 году Каракатсани вышла из тюрьмы: суд удовлетворил её ходатайство об отсрочке наказания.

Приговоры по так называемому «второму делу Халандри» были оглашены 2 октября 2012 года. Сам процесс сопровождался уже традиционными отказами фигурантов дела являться в суд (который они называли цирком), голодовкой и даже неудавшейся забастовкой одного из адвокатов. К стачке тогда призывала греческая ассоциация юристов, и адвокат намеревался принять в ней участие, однако судья оказался против: «Скажите своим товарищам, чтобы они попросили разрешения у ассоциации юристов принять участие в этом суде, потому что он должен подойти к концу как можно скорее».

«На сегодняшнем заседании подсудимых не было, адвокатов — тоже», — описывал суд анонимный корреспондент одного из греческих активистских сайтов. «Нам всё равно, что вы скажете. Мы вас даже не видим…» — писали сами участники ЗОЯ о судьях. По этому делу к 68 годам тюрьмы были приговорены братья Николопулосы и Дамианос Болано — согласно приговору, они получили по семь лет заключения за участие в ЗОЯ, по десять лет за каждый из четырёх случаев изготовления и хранения взрывчатых веществ и ещё по семь лет за соучастие в трёх взрывах, осуществлённых неизвестными. Герасимос Цакалос, приговорённый к семи годам за «участие в террористической организации», остался недоволен мягкостью приговора. «Я отвергаю то, что разделяет нас юридически, и бросаю свой „мягкий“ приговор в лицо судьям», — отреагировал он на решение суда.

Третий процесс начался уже 8 октября 2012 года; 18 активистам были предъявлены обвинения по трём отдельным эпизодам, в том числе — перестрелке с полицейским.

«Я первый открыл огонь в надежде на неожиданность нападения. Не подлежит сомнению, что, умри оба мента на месте, мы оба — я и мой товарищ — были бы сейчас на свободе», —

комментировал перестрелку арестованный активист Феофил Мавропулос. Правда, в ЗОЯ он вступит уже в тюрьме, весной 2013 года.

«Я участник „Заговора огненных ячеек“, я принадлежу к анархо-революционному движению и горжусь этим. Я представляю новую тенденцию — революционный нигилизм и анархистский антисоциализм», — писал из тюрьмы Герасимос Цакалос, назвавший себя «членом ячейки пленённых членов Заговора огненных ячеек».

    «Солнце все ещё восходит»

«Мы — перевёрнутое изображение общества в зеркале. Мы анархо-индивидуалисты и нигилисты, мы знаем, что ведём борьбу меньшинства и цена за это высока. Однако мы не сожалеем ни об одном моменте. Даже в заключении наше сознание свободнее, чем когда-либо», — пишут арестованные активисты. В 2011 году 275 заключённых тюрьмы Коридаллос отказались возвращаться в камеры в знак солидарности с двумя анархистами из ЗОЯ. Активисты сопротивлялись принудительному досмотру, и из-за этого на анархистов напал охранник, говорится на сайте независимого медиаколлектива ContraInfo.

Бежать из тюрьмы анархисты попытались в декабре 2011 года, однако попытка успехом не увенчалась. Во время свидания они захватили в заложники троих тюремщиков и удерживали их несколько часов; у заключённых был пистолет и несколько ножей. Бежать им не удалось; начались переговоры, в ходе которых один их участников ЗОЯ заявил, что не намерен разговаривать с полицейскими и хочет донести до широкой общественности правду об ужасных условиях содержания в тюрьме Коридаллос. Сотни полицейских, в том числе из антитеррористического подразделения, окружили тюрьму. В итоге анархисты сложили оружие и отпустили тюремщиков.

Как говорили позже сами участники несостоявшегося побега, в заложники они никого не брали — тюремщики сами закрыли все выходы из комнаты для свиданий.

Никакого насилия в отношении к посетителям анархисты также не применяли; ни один из 25 посетителей тюрьмы, в числе которых были и родственники анархистов, не стал подавать заявление о случившемся в полицию. «Члены семей отказывались покидать комнату для посещений, поскольку опасались, что в этом случае полиция начнёт штурм и убьёт бунтовщиков», — отмечается на активистском ресурсе Angry news from around the world. Вместе с тремя или четырьмя участниками ЗОЯ бежать пытался также известный анархист и едва ли не преступник № 1 по версии греческих медиа — Панайотис Властос, осуждённый за похищение судовладельца Периклиса Панадопулоса в 2009 году. В следующий раз Властос попытается бежать в 2013 году с помощью вертолёта, который зависнет над территорией тюрьмы; попытка не удалась из-за плотного огня, который открыли охранники.

«Сегодня мы попытались предпринять кое-что. Вернуть себе свободу и продолжить городскую герилью. Мы проиграли этот бой, но мы не проиграли войну», —

говорил после неудачной попытки побега член ЗОЯ Христос Цакалос. В опубликованном позже коллективном заявлении анархисты отметили, что «поступили так, как должны поступать революционные анархисты»; «это было непередаваемое чувство, и мы не жалеем о содеянном», — писали заключённые.

Источник «Русской планеты» в среде греческих анархистов говорить о ЗОЯ отказался. Он сообщил, что сообщество переживает «напряжённый момент», связанный с избиением участниками ЗОЯ в тюрьме анархиста Янниса Наксакиса.

«Подавляющее большинство сцены дистанцировалось от них и не считает их больше своей частью», —

отметил собеседник РП. «Яннис Наксакис — ничтожный подхалим и ничего более», — в свою очередь, заявляют по поводу конфликта ЗОЯ, отмечая, что, с их точки зрения, анархист распускал о «ячейках» «невероятную ложь», за что и поплатился.

Анархисты из ЗОЯ продолжают писать огромное количество писем из тюрьмы — участников группы с самого начала отличала страсть к длинным коммюнике и высокопарному слогу. В мае 2011 года «Заговор» даже выпустил две небольшие книги: в русскоязычном переводе они называются «Пылающие мечты наших жизней» и «Солнце всё ещё восходит». Первое издание — это сборник коммюнике и обращений, написанных участниками группы до весны 2011 года. Вторая представляет собой памфлет, сочинённый арестованными активистами в тюрьме.

    «Запах пороха, чёрной анархии, запах ночи, взрывов, выстрелов и саботажа»

«Действия „Заговора огненных ячеек“, как и многих других товарищей в Греции и по всему миру, всегда вдохновляли нас и наполняли чувством единства и надеждой на победу», — писали в ноябре 2011 года анархисты из российского «Чёрного блога». Коллектив «Чёрного блога» прославился летом того же года, когда взял на себя ответственность за подрыв самодельного взрывного устройства возле поста ДПС на 22-м километре МКАД.

Последствия взрыва у поста ДПС на 22 км МКАД. Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Последствия взрыва у поста ДПС на 22 км МКАД. Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Эта же группа совершила ещё ряд идеологически мотивированных поджогов в Москве — они забрасывали «коктейлями Молотова» отделения полиции и военкоматы, поджигали полицейские машины и строительную технику в местах незаконной вырубки леса. В сентябре 2012 года Мещанский суд Москвы признал сайт экстремистским и внёс его в Федеральный список экстремистских материалов под номером 1588. Анонимные авторы «Чёрного блога» утверждали, что своим примером они хотят «подсказать (обществу. — РП), как реагировать на хамство чиновников, на избиения сотрудниками полиции, на рабство под названием „призывная армия“». В своём письме солидарности с «Заговором огненных ячеек» коллектив отмечал, что его участники считают себя анархо-коммунистами и «стремятся поднять на восстание народ», а потому не могут принять идеологию «нигилизма», которую те пропагандируют. «(Несмотря на это) мы выражаем свою солидарность с нашими товарищами в застенках и шлём им горячий революционный привет», — заявлял «Чёрный блог».

Подобные пылающие приветы от разных групп по всему миру стали регулярными после того, как в 2011 году арестованные участники «Заговора» выступили с предложением о совместных действиях заключённых анархистов по всему миру, а также о координации действий групп «повстанцев» из разных стран, которые придерживаются тактики прямого действия. «Хотим поддержать — если они согласны — предложение наших итальянских товарищей об усилении и расширении Неформальной анархической федерации / Интернационального революционного фронта», — говорилось в тексте, подписанном именами девяти заключённых по делу ЗОЯ.

«Неформальная анархическая федерация» (НАФ) — это сетевая структура, которая появилась в Италии в начале двухтысячных годов. По сути, НАФ представляет собой бренд, которым подписываются группы, придерживающиеся одной тактики борьбы против капитализма и власти — поджоги, взрывы и другие методы «прямого действия». Диалог со своими «коллегами» эти группы ведут с помощью коммюнике, выпускающихся после акций. Часто наряду с НАФ в подписях к различным заявлениям используется похожий бренд Интернациональный революционный фронт (ИРФ). Одной из последних громких акций, совершённых в Италии от имени НАФ/ИРФ, было вооружённое покушение на Роберто Адинольфи, директора компании Ansaldo Nucleare, разрабатывающей атомные электростанции.

Ответственность за совершённое в мае 2012 года покушение взяла на себя «Ячейка „Ольга“», охарактеризовавшая Адинольфи как «одного из атомных колдунов».

После призыва ЗОЯ присоединиться к НАФ/ИРФ коммюнике, подписанные той или иной «ячейкой», стали появляться по всему миру. «Мы не считаем название „Заговор огненных ячеек“ своей визитной карточкой или объектом авторского права. Мы относимся к этому словосочетанию как к способу охарактеризовать стиль жизни, принципы и направление анархической борьбы, в которую вовлечены мы все», — говорили об этом сами участники ЗОЯ. Сейчас бренд НАФ/«Ячеек» используется большинством повстанческих групп анархистов. К примеру, летом 2012 года в Афинах микроавтобус протаранил стеклянные двери офиса Microsoft. Из него выскочили вооружённые люди, которые прогнали охранников, после чего подожгли автомобиль.

Ответственность за эту акцию взяла на себя группа, которая называется «Ячейка девиантного поведения за распространение революционного терроризма / Интернациональный революционный фронт».

В 2013 году в Индонезии местные ячейки НАФ совершили несколько поджогов — среди прочего, они подожгли завод по производству бронежилетов. В Мексике тогда же взорвали бомбы в банке и в церкви. В сентябре 2013 года бомбу перед банком в Великобритании взорвала Неформальная анархическая федерация / Импровизированная партизанская формация. В октябре в Аргентине группа «Друзья земли/НАФ» подорвала офис погранслужбы и заявила о поджоге двух автомобилей министра внутренних дел; в Бразилии в декабре подожгли отделение банка. В ночь на 1 января 2014 года в Белоруссии «Друзья свободы, НАФ/ИРФ» сожгли карьерный экскаватор.

«Это проект, отказывающийся пахнуть плесенью анархо-собраний и ассамблей. Вместо этого воздух наполняет запах пороха, чёрной анархии, запах ночи, взрывов, выстрелов и саботажа», —

так описывает это движение одна из ячеек НАФ/ИРФ. «Мы все участвуем в Заговоре Огненных Ячеек. ЗОЯ — это не организация или одиночная группа. Напротив, мы — это антагонистическое выражение гнева и презрения к Власти и властным структурам. Если вы хотите понять, что такое ЗОЯ, — [...] бензином, спичками и горячим желанием полной свободы», — писали в декабре 2012 года участники «ЗОЯ/НАФ — Мексика», которые подорвали здания банка и телекоммуникационной компании.

Подхватили эту моду и в России — местные ячейки «Заговора» за 2013 год несколько раз заявляли о себе. К примеру, в январе под брендом «Заговор огненных ячеек — Россия» подожгли отделение «Сбербанка» в Москве, в августе — технику лесорубов в Адыгее, в сентябре сожгли два бульдозера на Шоссе Энтузиастов в Москве, а в октябре — охотничью лесопилку под Брянском. Ещё один сожжённый экскаватор взяла на себя ячейка ЗОЯ под названием «Часовых дел мастера». Свои коммюнике и заявления ячейки ЗОЯ традиционно рассылают на почтовые ящики активистских сайтов, специализирующихся на освещении акций прямого действия. На русском языке деятельность подобных групп освещает блог From Russia With Love, который публикует обращения российских повстанцев и переводит заявлениях их товарищей из других стран.

    Проект «Феникс»

7 июня 2013 года у входа в афинскую тюрьму Коридаллос, где содержатся арестованные участники ЗОЯ, был взорван личный автомобиль директора мужского отделения тюрьмы Марии Стефи. «Заговор возвращается на греческую землю после почти двухлетнего затишья. Бомба, заложенная в автомобиле директора тюрьмы Коридаллос, лишь первая капля перед бурей», — пообещали сразу три группы НАФ/ИРФ, подписавшиеся как «Банды Совести», «Заговор Огненных Ячеек» и «Ячейка Соле-Балено». Действительно, этот взрыв стал первым в серии подобных акций, объединённых под общим названием Проект «Феникс». Уже в июле десять заключённых по разным делам ЗОЯ получили обвинения в подстрекательстве к взрывам в рамках этого «проекта». А в октябре гособвинитель по делу ЗОЯ получил посылку с бомбой.

«Что ж, настало время снова пошуметь, — пишут участники Проекта „Феникс“. — Пошуметь против милитаризации тюремной системы, против продолжающихся полицейских рейдов ублюдков из контртеррористического отдела. [...] Пошуметь против этих ничтожеств-тюремщиков, которые думают, что являются воплощением Власти и имеют право приказывать другим. [...] Пошуметь по поводу затянувшегося молчания и бездействия „движения“, которое любит называть себя анархическим, но которое на самом деле является сборищем буржуазных декадентов, детей этого общества и этой цивилизации, против которых они должны бы бороться».

Источник: rusplt.ru

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

ВсеХвосты.Ру